topmenu

 

Алексеева Е. П. - Археологические памятники Карачаево-Черкесии (2)

<უკან დაბრუნება (ნაწილი 1) << დაბუნება მთავარ გვერდზე (უძველესი კავკასია)

Алексеева Е. П.

Археологические памятники Карачаево-Черкесии (2)

В том же году окрестности сел. Кичи-Балык изучались С. Н. Кореневским (Предгорный отряд Ставропольской экспедиции ИА АН) [Кореневский, 1986, с. 99]. Эпиграфическими памятниками Карачаево-Черкесии – тюркскими руническими надписями – занимались В. А. Кузнецов [Кузнецов, 1963, с. 298 – 305], А. М. Щербак [Щербак, 1971, с. 76 – 82], М. А. Хабичев [Хабичев, 1970, с. 64 – 79; 1977, с. 82 – 89], X. X. Биджиев [Биджиев, 1983, с. 82 – 83]. Этот вид памятников изучал сотрудник КЧНИИ, рунолог и петроглифист С. Я. Байчоров [Байчоров, 1977; Байчоров, 1983, с. 87 – 129]. Тюркские рунические надписи этот исследователь обнаружил и изучал в Ахмат-Кая, Нижнем Архызе, Уллу-Хурзуке, Инале, Токмак-Кая, у Джегуты (Гнакызы), на Покун-Сырте, в ауле Красный Восток и в других местах (Отчеты С. Я. Байчорова о работах эпиграфических экспедиций КЧНИИ в 1980 – 1985 гг.). С. Я. Байчоров занимается также петроглифами Карачаево-Черкесии, в частности наскальными рисунками балки Сутул на Урупе [Байчоров, 1987, с. 5 – 26]. Кроме специалистов-профессионалов археологическую работу на территории Карачаево-Черкесии вели краеведы; некоторые из них получили открытый лист на право археологических раскопок. Так, А. К. Кузьминов, бывший тогда учителем школы № 3 Карачаевска, в 1958, 1959 и 1960 гг. раскапывал Дардонский могильник в Карачаевске. Один из склепов этого могильника (№ 22) был раскопан учеником А. М. Кузьминова К. Т. Чагаровым [Кузьминов, 1970, с. 396 – 422; Чагаров, 1970, с. 423 – 435]. Е. А. Милованов, работая директором школы пос. Курджинова, более 10 лет изучал могильник в Мощевой Балке. Материал хранится в КЧОМК и в музее школы пос. Курджинова. В 1972 г. Е. А. Милованов раскопал городище VIII – Х вв. с двумя церквями севернее пос. Уруп [Милованов, 1973, с. 139]. Около пос. Шестая шахта археологические разведки ведет С. Д. Мастепанов, много лет работавший преподавателем средней школы этого поселка. По изучению памятников Кисловодского района и прилегающего к нему Малокарачаевского района КЧАО много сделал Н. И. Михайлов, о котором речь шла выше. Р. Н. Шпилевой, работая учителем средней школы № 13 Черкесска, вместе с учащимися проводил археологические разведки на Хумаринском и Дружбинском городищах и в других местах нашей области. Из других краеведов следует упомянуть В. Лученкова, который вел работу в Малокарачаевском районе. Спелеолог Л. Б. Долечек открыл в пещере Южный слон (в районе пос. Рожкао) следы пребывания древнего человека. Данные об археологических памятниках Карачаево-Черкесии мы находим в газетных публикациях Г. Беликова. Итак, археологические памятники, расположенные на территории Карачаево-Черкесии, изучаются уже около 200 лет. За это время накоплен очень богатый и интересный материал, который необходимо привести в систему. И конечно, этот обширный и важный материал обязательно должен быть картографирован.

Глава II

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПАМЯТНИКИ КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕСИИ

Река Большая Лаба

1. Поселок Пхия

В окрестностях этого поселка обнаружен ряд археологических памятников. К югу от поселка – курганная группа (эпоха раннего железа), городище эпохи средневековья; к западу от поселка – курганная группа эпохи позднего средневековья [Каминский. Карта]. Донской экспедицией ИА АН обследованы средневековые памятники от пос. Пхия до устья р. Большой Лабы. На правом берегу Большой Лабы, ниже устья р. Чарох, обнаружен развал каменной стены, тянущейся от подножия гор до окончания террасы. У окончания вала, на более низкой террасе, замечено дополнительное укрепление, напоминающее крепость. Подобрана керамика аланского времени. Это укрепление было предназначено для защиты от нашествия с юга. В систему описанных выше укреплений входило укрепление со стенами, расположенное у устья р. Большой Ажоги. Над селом Свинячи [Свинячий] (правый берег Большой Лабы) зафиксировано городище с одноапсидной церковью. Обнаружена керамика аланского времени. По всему ущелью на террасах видны курганы, сложенные из камней, очевидно позднесредневекового времени. К югу от пос. Пхия, в самых верховьях Большой Лабы, – семь раннесредневековых пастушеских комплексов – ацангуаров. Это каменные жилые хозяйственные постройки, ограды для скота [Воронов и др., 1979, с. 119 – 120].

2. Река Загедан

Левый берег – курганная группа Круглая (эпоха раннего железа?), средневековая крепость Круглая. К северу от р. Загедан, на правом берегу Большой Лабы, напротив устья р. Дамхурца – средневековое городище Дамхурц [Каминский. Карта].

3. Река Малый Блыб

На левом берегу р. Малый Блыб – раннесредневековое городище. Прослежены овальные ограды, стены, поднята средневековая керамика [Каминский. Карта; Воронов, Гугуев, Каменецкий, Науменко, 1979, с. 119 – 120].

4. Поселок Рожкао

На левом берегу р. Рожкао – местонахождение каменного века (палеолит, мезолит?) [Каминский. Карта]. Западнее пос. Рожкао – пещера Южный слон. В пещере найдены кости пещерных медведей, оленей и других животных, в том числе и кости, имеющие охристую окраску. Обнаружено также кварцитовое рубило и обломок сероглиняного сосуда с отогнутым венчиком неолитического (?) облика. Из «зала скелетов» происходит костяной стержень ножа с сохранившимися кремневыми вкладышами [Долечек, 1975, с. 82]. На правом берегу р. Рожкао – средневековое городище [Каминский. Карта].

5. Городище Грушовое

Средневековое городище Грушовое (левый берег Большой Лабы) [Каминский. Карта].

6. Гамовский могильник

Гамовский могильник VIII – IX вв. Левый берег Большой Лабы, напротив устья Мощевой Балки [Каминский. Карта].

7. Мощевая Балка

С правой стороны Мощевой Балки – городище VII–Х вв. [Каминский. Карта]. Могильник Мощевая Балка расположен в трех километрах южнее пос. Курджинова, на правом берегу р. Большой Лабы. Здесь зафиксированы скальные катакомбы, а также погребения в нишах, вырубленных в скале. Наиболее ранний материал, происходящий из этого могильника, датируется VI – VII вв. В начале нашего века эти погребения исследовал Н.И.Веселовский, затем в 1951 г. могильник осмотрел А.А.Иессен. По отчету А.А.Иессена А. А. Иерусалимская пишет, что погребальные сооружения представляли собой пещерные склепы природного происхождения; специально высеченные, имеющие в плане прямоугольную, с закругленными углами форму, сводчатый потолок и замурованный вход (типа скальных катакомб без дромоса). Встречены керамика, металлические вещи и шелковые ткани. Характерная особенность могильника – хорошая сохранность тканей, деревянных и костяных изделий. Дата вещей – VIII–IX вв., но есть и предметы Х–XI вв. [Иерусалимская, 1967, с.55–78; Минаева, 1971, с.92–93]. Захоронения иного типа раскопаны Е.А.Миловановым. Могилы представляли собой подземные каменные гробницы, расположенные под навесом. Покровные плиты гробниц находились на глубине 0,40 м от поверхности «пола» навеса. Стенки гробниц сложены из небольших каменных брусков и снаружи обмазаны глиной. В некоторых случаях дно выстлано каменными плитами. На дне гробниц лежала ржаная и пшеничная солома, на ней – грубая ткань, на которую клали покойного. Под головами лежала подушка, набитая соломой. Погребения одиночные. Костяки находились на спине, с вытянутыми конечностями, черепом на северо-запад, иногда – на запад. В могильнике прекрасно сохранились шелковые и шерстяные ткани, а также деревянные, костяные и роговые вещи. Найдены также серо- и красноглиняные сосуды, бронзовые украшения, железные орудия труда и предметы вооружения. Могильник был осмотрен автором этих строк [Алексеева, 1971, с. 84]. В 1973 г. в погребении Мощевой Балки была найдена мумия мужчины. Хорошо сохранилась одежда и инвентарь. На мумии была шуба; мех хорошо сохранился. Мумия находится в КЧОМК. Могильник осмотрела А. А. Иерусалимская. В могильнике собраны кафтаны, рубахи, шубы, халаты, платья, головные уборы, обувь. А. А. Иерусалимская реконструировала несколько типов мужской, женской и детской одежды [Иерусалимская, 1976, с. 22 – 24]. Деревянные ковши из могильника Мощевая Балка изучены В. Н. Каминским [Каминский, 1984а, с. 157]. В 1980 – 1982 гг. интересные находки в могильнике Мощевая Балка были сделаны Лабинским отрядом Северокавказской экспедиции АН СССР. Раскопаны погребения в каменных гробницах и нишах. Ниши естественные и искусственные. Обнаружено более четырех тысяч находок хорошей сохранности: подражание золотой византийской монеты с изображением Льва III, ткани, одежда, обувь, мех, войлок; деревянные изделия – древки стрел, коробки, пеналы, шкатулки, рукоять топоров, детали колчанов; бусы, раковины, серый; стеклянная и глиняная посуда, другие вещи. Отсутствие влаги, достаточная вентиляция, обмазка гробниц и ниш обеспечили хорошую сохранность органики. Могильник датируется VIII – Х вв. Возможно, раскопанные участки могильника отличаются хронологически [Савченко, 1981, с. 116 – 117; 1983, с. 131 – 132; Каменецкий, 1984, с. 121 – 122].

8. Река Бескес

Скальный могильник в местности Бескес. В катакомбах есть материал VIII – IX вв. [Алексеева, 1971, с. 84, 126]. На левом берегу Бескеса, близ устья – Нижне-Бескесский могильник VII в. [Каминский. Карта].

9. Поселок Псемен

По сообщению Е. А. Милованова, у пос. Псемен находится укрепленная стоянка майкопского времени. В ней найдены кремневые наконечники стрел типа новосвободненских. У пос. Псемен имеются курганы эпохи бронзы [Каминский. Карта]. Здесь же расположено городище {* Информация об этом содержится в письме В. Н. Каминского к Е. П. Алексеевой от 11 октября 1983 г.}.

10. Городище Гриб

На левом берегу Большой Лабы – городище Гриб VII – XIII вв. [Каминский. Карта; Каминский, 1982, с. 66; 1988, с. 346 – 348].

11. Каменистая балка

Е. А. Миловановым на левом берегу балки Каменистой (западнее пос. Курджиново) найдено каменное тесло III тысячелетия до н.э. майкопской культуры. По словам Е. А. Милованова, в балке Каменистой была укрепленная стоянка майкопского времени, расположенная на скальном уступе. Инвентарь – типа Хаджох III. Много костей диких животных. В балке имеются скальные гробницы, погребения в естественных нишах, VII – XIII вв.; среди находок – деревянные ковши [Каминский, 1984, с. 75; 1984а, с. 157]. Обнаружены два городища VII – Х вв. [Каминский. Карта]. Отдельные находки VIII – IX вв. сделаны Е. А. Миловановым [Алексеева, 1971, с. 84]. Найдены также зеркальце из высокооловянистой бронзы со звездчатым орнаментом, бронзовая серьга с подвеской, стеклянное темное кольцо и другие вещи VIII – IX вв. Исследования Е. А. Милованова [Алексеева, 1971, с. 84, табл. 25, 1, 2].

12. Городище Лысое

Это городище эпохи средневековья [Каминский. Карта].

13. Поселок Курджиново

По сообщению Е. А. Милованова, у пос. Курджиново, а местности Сапун-Гора, севернее поселка, находится неукрепленное поселение майкопской культуры. В окрестностях Курджинова найдена кобанская бронзовая дуговидная фибула с поперечными насечками на дуге. Фибула одновитковая, приемник лопатовидный. Передана Н. А. Охонько в 1977 г. в ИА АН [Козенкова, Ложкин, 1981, с. 203]. В Курджинове В. Н. Каминским отмечена крепость [Каминский. Карта]. Ряд памятников В. Н. Каминский зафиксировал к северу от Курджинова. На левом берегу р. Большая Лаба городища Алычевое и Больничное. Курганная группа эпохи бронзы в местности Теплая. На правом берегу р. Большая Лаба – поселение Шпиль, курганная группа Церковная поляна XIII – XV вв., поселение Бычачий Бугор [Каминский. Карта]. Несколько южнее курганной группы из Теплой, на левом берегу Большой Лабы, находится курганная группа Подскальная XIII – XV вв. [Каминский. Карта].

14. Осиновая Поляна

Как сообщает Е. А. Милованов, в местности Осиновая Поляна на левом берегу р. Большая Лаба обнаружено поселение майкопской культуры. Это поселение отмечает и В. Н. Каминский [Каминский. Карта]. Несколько восточнее этого поселения находится городище Подскальное № 1 эпохи средневековья.

15. Подскалъный

По данным Е. А. Милованова, в пос. Подскальном находится укрепленное поселение майкопского времени. Среди прочих предметов здесь найдены гранитные зернотерки. Здесь же расположено средневековое городище [Каминский. Карта].

16. Первомайское городище

У этого селения зафиксирована курганная группа XIII – XV вв. [Каминский. Карта]. Городище Первомайское находится в 18 км севернее пос. Курджиново на водораздельном хребте между речками Бешеной и Безымянной, в том месте, где Большая Лаба вытекает из гор в предгорья. Площадь городища – 60 га. В северной части городища – цитадель. С восточной и южной сторон городище защищено сложной системой оборонительных сооружений. Севернее цитадели обнаружен культовый комплекс с храмом внутри. В цитадели и на остальной площади городища зафиксированы остатки и хозяйственных построек. На цитадели раскопано здание, в 10 км к югу от башни. Здание построено в Х в., разрушено в начале XIII в. Возле городища – четыре могильника (подземные и полуподземные склепы, каменные ящики и скальные катакомбы). Раскопаны каменные ящики IX в., скальные катакомбы, два склепа Х – XI вв. На городище и в погребениях обнаружена керамика, горшки, кувшины, кружки, обломки котлов с внутренними ушками, красноглиняные корчаги с сетчатым лощением. Найдены сосуды и браслеты. Памятник существовал с VII по XIII в. и погиб во время татаро-монгольского нашествия [Каминская, Каминский, 1986, с. 54 – 55; Каминский, 1986, с. 98].

17. Ахмат-Кая

Здесь обнаружены рунические надписи и петроглифы [Байчоров. Отчет за 1981 г.]. В окрестностях аула Ахмат-Кая Е. А. Миловановым зафиксированы три городища с земляными укреплениями. На одном из этих городищ в начале вала обнаружена каменная кладка – цоколь башни. Развалины башни в настоящее время имеют вид небольшого кургана диаметром 4,5 м. На городище найдено значительное количество металлического шлака, каменные зернотерки и обломки красноглиняной керамики Х – XIII вв. с врезанным линейным и волнистым орнаментом. В 1966 г. Т. М.Минаевой был осмотрен могильник Ахмат-Кая. В 13 – 15 км к северу от пос. Курджиново, ниже по течению Большой Лабы, над долиной выступает в виде стены каменная терраса. Местное население называет ее Ахмат-Кая. В конце террасы находится карачаевское селение Ахмат-Кая. Против селения в отвесном обрезе террасы располагается скальный могильник – 30 могил в несколько ярусов. Входы – лазы – прямоугольные, есть полукруглые. Закрывались они плитами или закладывались камнями. Погребальные камеры в плане овальные, потолки их сводчатые, некоторые почти плоские. Есть камеры, сообщающиеся друг с другом. Встречены маленькие детские могилы эпохи раннего средневековья [Минаева, 1971, с.91–92]. В. Н. Каминский отмечает у сел. Ахмат-Кая городище XIII – XV вв. и могильник VIII – IX вв. [Каминский. Карта].

Река Уруп

На р.Уруп (точнее не указано) зафиксированы мустьерские местонахождения [Любин, 1977, с.198]. С этой же реки (точнее не указано) происходит группа бронзовых вещей – топор-кельт, секира, а также браслеты и фибулы кобанского типа [Иессен, 1951, с. 85 – 87]. На Урупе (точнее неизвестно) Т. М. Минаевой зафиксирована каменная статуя [Минаева, 1964, с. 187].

18. Верховья Урупа

Е. А. Миловановым в Урупском районе (точнее не указано) найдены кремневые палеолитические орудия (КЧОМК). Здесь открыты три ацангуара, т.е. три комплекса пастушеских построек [Каминский. Карта].

19. Река Бахмутка

Е. А. Миловановым в Урупском районе (точнее не указано) найдены кремневые палеолитические орудия (КЧОМК). Здесь же обнаружен могильник эпохи раннего средневековья [Каминский. Карта]. В полутора километрах выше впадения р. Бахмутки Е. А. Милованов видел скальные захоронения [Ложкин, 1984, с. 49].

20. Поселок Уруп

На левом берегу р. Уруп, в шести километрах севернее пос. Уруп, Е. А. Миловановым в 1972 г. исследовано средневековое городище. Часть городища была разрушена при строительстве дороги. Керамика, поднятая здесь, датируется VIII – Х вв. Выше, по склону горы, находятся пять каменных курганов и завал из каменных плит, вытянутых по линии восток – запад. В восточном конце завала на скальном основании прослеживается полукруглая стена-апсида христианского храма. На лесистом плато на вершине водораздела встречены завалы стен, ограничивающих с трех сторон площадку. По-видимому, это цитадель городища. Внутри ее обнаружены развалины еще одной церкви. Изнутри хорошо прослеживалась кладка каменной стены, в которой находился вход с тремя каменными ступеньками. В южной стене – оконный проем шириной 0,50 м. С восточной стороны церковь оканчивается полукруглой апсидой высотой 1,5 м. В юго-восточном углу, образованном выступом стены и апсидой, найдены угли и железный нож. Угли встречены и внутри храма, в юго-западном углу, на ступеньках. От юго-западного угла храма идет к югу завал стены, который кончается у обрыва в сторону р. Косой. В естественных нишах скальных обрывов, обращенных к р. Косой, имеются разрушенные погребения, возле которых найдены обломок зеркала из высокооловянистой бронзы, несколько глазчатых бус, фрагменты стеклянного сосуда. Керамика из культурного слоя городища, находки у храма и погребений датируют городище VIII – Х вв. Эту датировку подтверждает и конструкция церкви [Милованов, 1973, с. 139].

21. Река Косая

На левом берегу р. Косой – городище Урупское VIII – Х вв. Несколько севернее его – городище Юбилейное эпохи средневековья. На р. Косой – наскальные рисунки эпохи раннего средневековья [Каминский. Карта]. О городище на р. Косой пишет и А. Байрамкулов [Байрамкулов, 1980, с.4]. Е. А. Милованов и В. Н. Каминский зафиксировали в обрывах балки Косой разграбленные погребения в естественных пещерах [Милованов, 1973, с. 139; Ложкин, 1984, с.49].

22. Медноурупск

Местный житель П. А. Хорошилов на своей даче в Медноурупске на огороде выкопал два железных копья, горшочек, черепки небрежно сделанных лепных сероглиняных сосудов. Вещи относятся к VI – IV вв. до н.э. (КЧОМК). Осенью 1974 г. в Медноурупске при строительных работах найдены железные предметы XII в. – наконечники стрел и наконечник копья (КЧОМК).

23. Медногорский

Городище – рядом с пос. Медногорским. Керамика с волнистым орнаментом, как на Хумаринском городище. Наконечники стрел монгольского типа. Неподалеку от поселка – курганный могильник. Памятники зафиксированы руководителем туристско-краеведческого кружка А. П. Воронцовым [Байрамкулов, 1980, с. 4]. В. Н. Каминский также отмечает городище Медногорское и Медногорскую курганную группу XIII – XV вв. [Каминский. Карта].

24. Река Псемен

На левом берегу р. Псемен и в верховьях этой реки В. Н. Каминский отмечает ряд памятников. На левом берегу Псемени, недалеко от устья, – могильник. Севернее его, на левом берегу Урупа, – у остойника Медногорского – курганы эпохи бронзы. В верховьях Псемени – городище Круглое, Круглинская курганная группа эпохи бронзы, курганная группа эпохи бронзы под названием Березовая Поляна, укрепление Шапка эпохи раннего средневековья, одиночный курган эпохи бронзы Водораздельный [Каминский. Карта].

25. Преградная

В двух километрах к югу от Преградной еще в 90-х годах XIX в. находилась каменная женская статуя большого размера. На женской фигуре – широкий ниспадающий с плеч плащ, из-под которого видно длинное нижнее одеяние. Вокруг шеи – ожерелье, на голове – покрывало, в правой руке – рог. Лицо сохранилось плохо [МАК, VII, 1898, с. 141, № 19, табл. 23, 4]. В настоящее время статуя находится в Краснодарском музее краеведения. П. Н. Шульц относил статую к скифскому времени [Шульц, Навроцкий, 1973, с. 197, 200 – 202]. Как пишет Т. М. Минаева, весной 1953 г. близ ст. Преградной, в районе Крутого Яра на р. Уруп, рабочими при рытье скотомогильника была разрушена могила, в ней найдены серебряные бляшки (мужская фигурка, лев), бронзовые бляшки в виде геральдического щитка, бронзовая пряжка, бронзовая подвеска с геральдическим щитком и другие предметы. По аналогии с вещами мартыновского клада эти находки датируются VI в. [Минаева, 1957, с.133-135]. Памятники в районе Преградной отмечались авторами XIX в. Среди этих памятников – каменный крест, на котором были высечены два креста и греческие надписи [Помяловский, 1881, с. 12; МАК, VII, с. 137]. Две каменные статуи вооруженных воинов в короткой одежде очень плохой сохранности найдены в двух километрах от ст. Преградной [МАК, VII, с. 142 и 23]. Очевидно, об одной из этих статуй «христианских рыцарей» упоминает Т. М. Минаева [Минаева, 1964, с. 187]. Рельефное изображение на каменной плите мужской фигуры, весьма попорченной, без головы и рук, но правильных размеров с ясно очерченными ногами, в короткой одежде или панцире, со следами пояса и оружия найдено в 12 км от ст. Преградной. Е. Д.Фелицын называет его «рыцарем» [МАК, VII, с. 140 и 17]. У Преградной М. Н. «Ножкиным зафиксированы курганы адыгского типа XIV-XVI вв. {2 Информация содержится в письме М.Н.Ложкина к Е.П.Алексеевой от 12 мая 1967 г.}. Возле Преградной В. Н. Каминским отмечено Преградненское городище эпохи раннего средневековья, курганная группа эпохи бронзы и курганная группа эпохи бронзы у р. Теплой (правый берег Урупа, южнее станицы) [Каминский. Карта]. На северо-западной окраине ст. Преградной, на правом берегу р. Уруп, в отложениях песчаника имеются небольшие пещерки. По сообщению учителя И.В.Данилова, в пещерках встречались фрагменты гончарной керамики, железные наконечники стрел [Ложкин, 1984, с.49]. В 1981 г. Урупской археологической экспедицией осмотрено второе Урупское городище, в четырех километрах от ст.Преградной. Открыт завал разрушенного здания, ориентированного по оси восток – запад, длиной 1 м, шириной 6,5 м. Очевидно, это остатки одноапсидного храма. Западнее Преградной (в 8 – 9 км) возвышается гора Шапка. Гора образовалась в процессе выветривания останца скалы. На вершине горы находится площадка (80х23 м). У подножия горы, а также наверху собраны фрагменты сероглиняной гончарной керамики, типичной для аланских поселений. Вершина Шапки использовалась, возможно, как языческое святилище или для обороны [Ложкин, 1984, с.54].

26. Балка Сутул

В 18 км севернее ст. Преградной, по течению р. Уруп, в балке Сутул в 1976 г. экспедицией КЧОМК, руководимой Г. Х.-У. Текеевым, обнаружены наскальные изображения – более ста рисунков, отражающих сцены охоты. Отчетливо видны всадники, стреляющие из лука, собака, пешие люди в шароварах и широкополых шляпах. Всадники изображены в традиционной аланской манере – как на аланских подвесках, которые датируются VI – VIII вв. Есть изображения солярных знаков (круги с точками), расположенных рядом с охотниками [Текеев, 1976, с. 4; 1977, с. 4; 1978, с. 90 – 91]. В 1981 г. эти рисунки, а также рунические надписи были изучены экспедицией КЧНИИ под руководством С. Я. Байчорова [Байчоров, 1987, с. 5 – 26].

Междуречье Урупа и Кяфара

27. Пантелеймоновский

В 1956 г. в междуречье Урупа и Кяфара, вблизи хутора Пантелеймоновского, при проведении дорожных работ был разрушен каменный ящик. О курганной насыпи сведений нет. В ГИМ поступили находки из этого ящика: две бронзовые фибулы с лопатовидным приемником, два браслета, ожерелье из 486 бус – стеклянных, гагатовых, сердоликовых, янтарных [Козенкова, Ложкин, 1981, с. 200 – 201]. Памятник относится к позднему этапу кобанской культуры.

28. Кобу-Баши

Селение Кобу-Баши находится между ст. Сторожевой и Преградной. В КЧОМК передан каменный топорик кабардино-пятигорского типа, найденный в этом селении в 1972 г. В сел. Кобу-Баши местными жителями был открыт подземный дольменообразный склеп. Склеп был осмотрен Е. П. Алексеевой в 1961 г. По рассказам лиц, открывших этот склеп, в нем было восемь костяков. Все они лежали головой на север. Здесь же, в северной части, обнаружены кости животных (овцы и других), галька и др. Из склепа происходят два предмета позднекобанского облика (VI в. до н.э.) – бронзовые пряжка-крюк и колокольчик. Остальные вещи относятся к сарматскому времени (III в. до н.э. – IV в. н.э.). Сосуды сероглиняные, лепные и гончарные. Дисковидные бронзовые зеркала, стеклянная чаша, стеклянные бусы, железные предметы – наконечники копий, топорик-секира и другие вещи. Многие вещи из Кобу-Башинского склепа имеют аналогии в меотских комплексах Северо-Западного Кавказа [Алексеева, 1966, с. 143 – 156; 1971, с. 67 – 68, табл. 17].

Река Бижгон (Бежгон)

На р. Бижгон (точнее неизвестно) преподаватель Проваторов нашел комплекс вещей сарматского времени, в состав которого входила стеклянная чаша и зеркальце из высокооловянистой бронзы с боковой ручкой [Алексеева, 1971, с. 66]. На этой реке отмечены и раннесредневековые памятники: каменные кресты с греческими надписями [Фиркович, 1857, с. 377]; каменные статуи христианских рыцарей [Прозрителев, I960, с. 4, 7, II]. Найдены также остатки крепости в урочище Мечеть, в 12 – 13 км к югу от Сторожевой [Шишкин, 1934, л. 5 об., 46 об.]. Наземные каменные гробницы встретились Т. М. Минаевой в верхнем течении р. Бижгон, в том месте, где Бижгон круто поворачивает к западу. На возвышенном плато по левую сторону реки находилось кладбище из нескольких каменных гробниц или склепов, совершенно разрушенных. Гробницы сложены из тесаного камня, по форме прямоугольные, покрывались, очевидно, плитами. В северо-восточном углу плато – остатки какого-то четырехугольного строения, может быть мечети, как отмечает Е. Д. Фелицин на своей карте. В центре плато – круглый в плане колодец с водой. [Минаева, 1954, с. 275; 1971, с. 46 – 47, 66]. Может быть, это и есть урочище «Мечеть»?

Река Кяфар

На реке Кяфар (точнее неизвестно) сделан ряд археологических находок. С этой реки происходит обломок каменной стелы (верхняя часть туловища без головы). В настоящее время находится в Ставропольском музее краеведения [Минаева, 1971, с.214]. На р.Кяфар, ниже слияния рек Кизильчук и Чилик, в 1940 г. обнаружен бронзовый топор конца II тысячелетия до н.э. [Минаева, 1954, с. 280]. Г. Куликовский в верховьях р. Кяфар отмечает остатки двух одноапсидных церквей – одной прямоугольной, другой крестовидной в плане [Сысоев, 1898, с. 123]. На археологической карте Е. Д. Фелицына в верховьях Кяфара отмечено поселение. П. Н. Шишкин сообщает о развалинах крепости в верховьях р. Кяфар на так называемом Лохматом Бугре. «К востоку от Лохматого Бугра, – пишет П. Н. Шишкин, – на южной впадине горы Чапалг, на берегу реки Чалочи и балки, впадающей в последнюю, имеются развалины укрепленного пункта. Городок с северной и восточной сторон обнесен валом и рвом, наружным является вал. С южной и западной стороны городок защищен естественными обрывами песчаниковой толщи, слагающей Лохматый Бугор. Вход в городок – с восточной и западной сторон. В центре городка – беспорядочные груды камней. Стен с сохранившейся кладкой не замечено. Размер городка с юга на север – 24 м, с востока на запад – 36 м. Ширина гребня вала около 1 м. Притесаных плит и цемента не встречено» [Шишкин, 1934, л. 47 – 48].

29. Верхняя Ермоловка

У хутора Ермоловского (ныне Верхняя Ермоловка) П. Н. Шишкиным на водоразделе балок Широкой и Глубокой зафиксирован разрушенный дольмен, на одной из сторон которого имеется изображение богатыря, убивающего льва. Может быть, это древний дольмен [Шишкин, 1934, л. 6 об]. У сел. Верхняя Ермоловка, в местности Иордан (Ордан, Ардан), обнаружен могильник. Из него происходят вещи Х – XII вв., случайно найденные учениками, – красноглиняный кувшин и бронзовые бляшки [Алексеева, 1971, с. 87].

30. Лесо-Кяфар

В пяти километрах к югу от пос. Лесо-Кяфар, в долине р. Кяфар, на р.Кривой (правый приток Кяфара) расположено городище Шпиль, или Кяфарское. Несколько ниже места слияния р. Кривой с р.Кяфаром находился бывший аул Сидов, а балка Кривой называлась балкой Сидова. На топографической карте, составленной в конце 40-х годов XIX в. и обнаруженной Г.Н.Прозрителевым, у аула Сидова указаны развалины древнего поселка с каменными зданиями, два укрепленных лагеря и еще какие-то развалины [Прозрителев, 1906, с.13]. По словам К. Сталя, против бывшего аула Сидова имелись церковь в развалинах, греческие надписи и руины «большой колонии и крепости» [Сталь, 1900, с. 109]. Как указывает К. Сталь, в верховьях р. Кяфар, в шести километрах выше аула Сидова, имеются остатки церкви [Сталь, 1900, с. 110].

Кяфарское городище (городище Шпиль) находится на вершине горы Шпиль, расположенной справа от седловины на р. Кривой. На городище обнаружены развалины каменных зданий, сложенных насухо из тесаного камня. Видны отдельные комнаты и входы в них. Иногда стенки построек возводились на цоколе – этот прием прослеживается и в конструкции дольменообразных склепов, обнаруженных в этих местах. Постройки разных размеров – есть довольно значительные, состоящие из нескольких помещений. Прослеживаются улицы и переулки. В центре городища – площадь. На площади – маленькая церковь. Поблизости расположена массивная скала, на которую ведет лестница. Прослежена также культовая площадка с каменным «столом» на четырех ножках. С северо-восточной и северной стороны, т.е. со стороны речной долины и степи, зафиксирована стена из камня. Стена сложена из битого камня, без скрепляющего раствора. Ширина стены – 2,7 м, высота сохранившейся части – 3 м. В стене имеется проем около 3 м шириной – въезд на городище. Около въезда – сквозная четырехугольная амбразура. На городище найдены обломки керамики, главным образом красного цвета, IX – XII вв. Внизу, в долине Кяфара и вдоль подошвы Шпиля, располагалось нижнее городище. В 1952 г. работы на городище Шпиль проводил В. А. Кузнецов [Кузнецов, 1954, с. 350; 1962, с. 58; 1977, с. 85 – 88, 91]. Рядом с горой Шпиль находится гора Статуя, которую местные жители называют горой Ордан (по имени монаха Иордана, жившего здесь). Здесь обнаружено 11 дольменообразных склепов. Среди них «Царский мавзолей», который ныне перевезен в Ставропольский краевой музей. Склепы в плане – четырехугольные, в передней стене имеется круглое или овальное отверстие. Покрывался склеп плитами. На плитах склепов иногда встречаются изображения людей, животных, птиц, кресты, детали орнамента. В. А. Кузнецов датировал эти склепы XI – XII вв. [Кузнецов, 1961, с. 106 – 117, в частности с. 112]. Наземные гробницы разных типов имеются и в других местах в окрестностях городища Шпиль. На мысу, образованном слиянием Кяфара и Кривой, обнаружено более ста наземных гробниц. На правом берегу Кривой – еще один могильник, состоящий из 50 наземных гробниц. В фасадной части у них – четырехугольное отверстие [Кузнецов, 1959, с. 88; 1962, с. 45]. В 1972 и 1975 гг. дольменные постройки на горе Шпиль обследовал Краснодарский отряд ИА АН, возглавляемый В. И. Марковиным. Дольмены изучены и описаны. В плане они прямоугольные, сложены из плит. На стенках дольменов – петроглифы-зигзаги, Т-образные знаки, тамгаобразные знаки, «баранчики», концентрические круги, кресты. Ориентировка главным образом широтная. В передней стене дольменов – свальное отверстие. В. И. Марковин связывает эти дольмены с составными дольменами эпохи бронзы. В них найдена керамика эпохи бронзы. В средние века дольмены перестраивались – на них делалось двускатное перекрытие, они покрывались рисунками. Таким образом, в конструкции кяфарских сооружений можно видеть и раннесредневековые элементы, но в целом это памятники архитектуры эпохи бронзы – заключает В. К Марковин [В. И. Марковин, 1973, с. 136 – 137; 1975, с. 75 – 78; 1983, с. 90 – 109; 1985, с. 43 – 44]. О памятниках городища Шпиль есть информация А. Демакова и И. Чумака [Демаков, Чумак, 1985, с. 4]. X. Эльканов (экспедиция КЧОМК) датирует этот памятник VI – XIV вв. на основании находок чернолощеной керамики и медного зеркала [Эльканов, 1986, с. 4]. На городище проводил экспедицию С. Я. Байчоров. Зафиксированы петроглифы на стенках дольменообразных гробниц [Байчоров. Отчет за 1983 г.]. В 1985 г. городище раскапывалось X. X. Биджиевым. Зафиксированы хорошо сохранившиеся жилые и хозяйственные постройки, прослежены улицы, переулки, родовые и патронимические кварталы, отдельные усадьбы, общественные здания, центральная площадь, дорога от нижнего поселения к цитадели. Постройки одно- и многокамерные, четырехугольные в плане, сложены из каменных плит насухо. Обнаружена постройка из 12 комнат, принадлежавшая, очевидно, феодалу. Снят план городища. X. X. Биджиев датирует Кяфарское городище VIII – XIII вв. [Биджиев 1986 с. 55 – 57].

31. Сторожевая

В 16 км южнее ст. Сторожевой на р. Кяфар, на левом берегу, находится обширный могильник из наземных каменных гробниц, прямоугольных в плане, с двускатными покрытиями, с круглым или квадратным отверстием в фасадной части [Фелицын, 1904, с. 84 – 86]. В Сторожевой и ее окрестностях обнаружены каменные кресты, некоторые с греческими надписями, каменные барельефы, плиты с геометрическими изображениями, с изображениями крестов, кружочков с крестами посредине, трапеций, начертаний, напоминающих буквы Ч и У; каменные мужские статуи [Фиркович, 1857, с. 377, 441; Помяловский, 1881, с. 8, 11, и 34; Сысоев, 1898, с. 123, 124; Минаева, 1954, с. 266 – 267; 1964, с. 187; 1971, с. 215]. В. А. Кузнецов датирует кяфарские статуи X – XI вв., Т. М. Минаева – VIII – IX вв. [Кузнецов, 1962, с. 63 – 75; Минаева, 1971, с. 215 – 217]. Особо отметим следующие памятники, найденные в ст. Сторожевой и ее окрестностях. Примечательны скульптуры, обнаруженные в окрестностях ст. Сторожевой, которые названы «статуями христианских рыцарей» [МАК, VII, с. 141, № 21; табл. 22, 5, б]. Это две каменные статуи воинов в полукафтане или короткой одежде, окаймленной басмой, с застежками-пуговицами на груди, в шлеме, с изображением креста на шлеме и плечах. Вокруг талии – узкий пояс, к которому привешены справа мешок, слева короткий, немного загнутый меч, на рукоятке которого лежит левая рука. В правой руке у одной фигуры меч, у второй – бокал. Лица сохранились у обеих статуй. Черты лица и очертания рук правильны, хотя и довольно грубы. Каменные кресты с обломанным верхом, с закругленными оконечностями и со следами греческих букв отмечены на Теплой речке и в 12 км к югу от ст. Сторожевой. В самой станице Сторожевой найдена каменная плита с изображениями крестов, знаков или букв. Углубления в плите указывают, что она служила в былое время подставкой для крестов [МАК, VII, с. 142, № 27 и 29, рис. 36, 38]. Е. Д. Фелицын в окрестностях Сторожевой видел каменную бабу [Фелицын, 1882; Минаева, 1964, с. 184]. Как отмечает П. Н. Шишкин, от жителей ст. Сторожевой получены глиняные сосуды, бронзовая дугообразная фибула с цепочкой позднекобанского типа, а также половина бронзового энколпиона [Шишкин, 1934, л. 61]. Далее П. Н. Шишкин пишет, что учителем В. А. Витторе при вскрытии могилы в каменном ящике найдены несколько бронзовых дуговых фибул с цепочками позднекобанского типа, большое количество синих стеклянных бус я др. На площади около церкви имеется ряд курганов, в одном из которых в каменном ящике найдены два глиняных сосуда [Шишкин, 1934, л. 61, табл. XV, 4, 5]. На горе Белоус, близ ст. Сторожевой, П. Н. Шишкин отметил Белоусовское поселение сарматского времени. Местные жители говорили, что здесь был каменный ящик с золотыми, серебряными и бронзовыми предметами [там же, л. 6, 45]. В районе ст. Сторожевой, в урочище Теплом, П. Н. Шишкин зафиксировал «стоянку» (поселение) на левом берегу р. Кяфар, при впадении в нее Бижгона. Найдены черепки глиняной посуды [там же, л. 5 об., 52, 53]. П. Н. Шишкин подробно описывает остатки русской Надеждинской крепости в ст. Сторожевой (церкви, казармы и т.д.) [там же, л. 5 об., 50 – 52 об]. На р. Кяфар, в районе ст. Сторожевой, в 1948 г. при геологических изысканиях был найден клад. Кяфарский клад датируется А. А. Иессеном 900 г. до н.э. Все найденные вещи поступили в Эрмитаж. Среди них массивный браслет полого литья, орнаментированный насечками; два гладких браслета из прута с разомкнутыми концами; обломок стержня в виде массивной утолщенной лопасти с поперечной прорезью и грубой скульптурной головкой животного; восемь обломков трубчатых пронизей со свисающими приливами различных форм, украшенных желобчатыми литыми врезами, как на браслете. На одной пронизи сохранилась маленькая головка животного на длинной шее. Издавший этот клад А. А. Иессен отмечает, что эта группа предметов личного убора характеризуется стилистическим своеобразием и известной грубостью, отличающими эти вещи от подобных предметов, обнаруженных в смежных областях Кавказа [Иессен, 1951, с. 93, рис. 22, с. 94].

Река Большой Зеленчук

Морг-Сырты (Скальный выступ)

Мощная крепость, господствующая над перевальными дорогами к Марухскому перевалу и к реке Большая Лаба, находится на скальном выступе Морг-Сырты, у впадения Кизгича в Большой Зеленчук. Памятник расположен в районе Верхнего Архыза [Беликов, 1981, с. 4].

32. Архыз

В районе аула Архыз на Большом Зеленчуке обнаружено несколько памятников. Старое жилище – урочище, расположенное в 40 км южнее Нижнего Архыза, на левом берегу Большого Зеленчука. Г. Н. Прозрителев указывал, что в местности Старое жилище «растет рожь самосеянна» [Прозрителев, 1910, с. 2], являясь своеобразным «следом» заброшенных угодий. А. М. Лысенко в 1916 г. писал, что в урочище Старое жилище «масса развалин старинных зданий – остатков древних насельников. О жизни в этой местности древних народов свидетельствуют дикая рожь, яблони, груши, черешни, крыжовник, малина, смородина красная и черная» [Лысенко, 1917, с. 42]. А. М. Лысенко упоминает также битые каменные статуи, «развалины церквей и остатки древнего византийского поселения» [Лысенко, 1917, с. 42]. В 1939 г. Старое жилище было обследовано Т. М. Минаевой. Она пишет о большом поселении, широко раскинувшемся по левому берегу Большого Зеленчука, которое было защищено оборонительными сооружениями в виде валов и рвов. Сохранились остатки каменных стен, ограждавших поселение с северо-восточной стороны. В южной части поселения находились развалины маленькой христианской церкви [Минаева, 1951, с.227; 1971, с.33–40]. В 1940 г. экспедиция Карачаевского педагогического института под руководством К. М. Петрелевича в Старом жилище отметила остатки древней церкви, а над ней на скале развалины древней часовенки. Везде были видны следы былой земледельческой культуры – кучи камней, собранных с полей, каменные валы – границы сельскохозяйственных участков [Петрелевич, 1940; Минаева, 1971, с.40]. Кроме урочища Старое жилище, расположенного на левом берегу р.Большой Зеленчук, местность под названием «Старое жилище» имеется и на правом берегу Большого Зеленчука, между речками Кизгич и четвертой из Рокотунов, или Ревунков, как указывает Е.Г.Пчелина [Пчелина, I960, с.229, примеч. 4]. Как раз на правом берегу Большого Зеленчука в местности Старое жилище была найдена каменная плита с надписью греческими буквами (Зеленчукская надпись). В. Ф. Миллер считал, что эта надпись аланская, и прочел ее, основываясь на дигорском диалекте осетинского языка [Миллер В. Ф., 1893, с. 110 – 118] {3 М. Кудаев прочел эту надпись, основываясь на балкарском языке [Кудаев, 1965, с. З]. И. М. Мизиев читает Зеленчукскую надпись также исходя из балкарского языка [Мизиев, 1986, с. 116]. А. Ж. Кафоев прочел эту надпись исходя из адыгского языка, а Я. С. Ваганов – из чеченского [Чеченов, 1988, с. 6].}. По словам Г. И. Куликовского, плита с надписью лежала в лесу, напротив так называемого Старого жилища, или Старого места, в 40 – 45 верстах от Александро-Афонского монастыря (Нижне-Архызского городища. – Е. А.) между реками Ропачай и Казгич (Кизгич). В окружающем лесу было много развалин построек, иногда хорошо заметной четырехугольной формы, груд камней, длинных стен и др. По предположению Г. И. Куликовского, это была заречная часть поселка, развалины которого с руинами церкви на левой стороне Большого Зеленчука называются теперь Старым жилищем [Миллер, 1893, с. 110, примеч.; Кузнецов, 1968, с.41–42]. На правой стороне Большого Зеленчука, на расстоянии 1 – 1,5 км южнее городища, Т. М. Минаева обнаружила каменный крест со следами сильно стертых греческих надписей [Минаева, 1971, с. 40].

Церковная Поляна. Расположена в одном километре западнее аула Архыз. Здесь проводила работы экспедиция Пятигорского государственного педагогического института в 1953 г. В северо-западной части поляны находилась церковь. Вокруг нее была каменная стена. В черте ограды располагалось кладбище (подземные склепы и другие погребальные сооружения). Найдены черепки, железный шлак, кусок обожженной глины. В лесу, окружавшем Церковную Поляну, видим остатки земляных валов, а также развалины еще одного небольшого храма [Кузнецов. Отчет, 1953, с. 41 – 43].

Городище Архыз. Находится на правом берегу р. Большой Зеленчук, несколько севернее впадения в нее р. Кизгич. Это городище осмотрено В. А. Кузнецовым и отмечено на его карте [Кузнецов, 1954, с. 350, на карте № 14].

Верхне-Архызское городище. Расположено на левом берегу р. Большой Зеленчук, к северу и северо-западу от аула Архыз. О нем также упоминает В. А. Кузнецов [Кузнецов, 1954, с. 350]. В 1966 г. Верхне-Архызское городище обследовал И. М. Мизиев. На городище очень много каменных стен, пересекающих его в различных направлениях. Как полагает И. М. Мизиев, эти стены были оградами дворов, усадеб, улиц или проходов. Прослеживаются русла канав, встречаются улицы с каменными выкладками по бокам. Везде видны развалины жилищ, на которых уже выросли громадные сосны. Высота стен жилищ достигает 1,5 м. Обнаружены лавинорезы-валы, сооруженные для защиты от сползающих с гор лавин. С востока над городищем, на вершине горы, находятся развалины, именуемые местным карачаевским населением «Къарча-Кала» – крепость Карчи. И. М. Мизиев считает Карча-Кала крепостным сооружением XIII – XIV вв. с жилыми и хозяйственными постройками. Это укрепление защищало вход в ущелье р. Кизгич, вверх по течению которой находятся участки строений [Мизиев, 1970, с. 16, 20, 24]. Возможно, это сооружение первоначально было церковью, позднее перестроенной в крепость. Описанное городище древней дорогой было соединено с Церковной Поляной. Весь этот комплекс И. М. Мизиев относит к XI – XIV вв. ([Мизиев, 1967, с. 8; 1970, с. 24 – 29]; см. также [Тушинский, 1963, с. 272 – 274]). Развалины церквей, крепостей, больших поселений с каменными постройками обнаружены и в других местах: южнее, юго-западнее и юго-восточнее аула Архыз – по течению рек Кизгич, Пшиш и София [Минаева, 1951, с. 227; Пчелина, 1960, с. 298 – 300; Мизиев. Отчет, 1966, с. 28]. Вблизи слияния рек Пшиша и Архыза в 1946 г. Е. Г. Пчелина обнаружила два свалившихся придорожных каменных столба с надписями. Эти столбы находились на древней тропе, которая, по мнению Е. Г. Пчелиной, когда-то вела к Тмутаракани. По предположению Г. Ф. Турчанинова, надписи на столбах сделаны глаголицей. В 1955 г. столбы были перевезены в ГИМ. Предположения Г. Ф. Турчанинова не подтвердились, как отмечает В. А. Кузнецов [Пчелина, 1960, с. 298 – 330; Минаева, 1971, с. 41; Кузнецов, 1968, с. 199].

33. Нижний Архыз (Буковка)

На горе Пастухова, у Нижне-Архызского раннесредневекового городища, обнаружены выработки медной руды, относящиеся к эпохе бронзы – II тысячелетию до н.э. [Кузнецов, 1966, с. 62 – 67; Черных, 1970, с. 94]. На Большом Зеленчуке в окрестностях Среднего Зеленчукского храма на Нижне-Архызском городище в 1928 г. найдены два бронзовых топора типа агурских (см. далее) [Иессен, 1951, с. 94]. В 1960 г. школьники станицы Зеленчукской в устье Линевой Балки, что по правую сторону р. Большой Зеленчук, недалеко от Нижнего Архыза, нашли бронзовый топор, который поступил в Ставропольский музей. Клинок в верхней части расширен, обух свисающий. Лезвие секировидное, проушина круглая [Нечитайло, 1971, с. 34]. А. А. Иессен такие топоры синхронизирует с топорами поздней бронзы колхидо-кобанских типов [Иессен, 1951, с. 96 – 97]. Рядом с Нижне-Архызским городищем, на склоне хребта Ужум, располагался могильник, состоящий из полуподземных гробниц, тыльная часть которых углублена в склон. В фасадной части – отверстие. Могильник относится к VIII – XII вв. Около Нижнего Архыза имеются также разрушенные погребения с вещами VIII – IX вв. Некоторые из погребений, ранее датируемых В. А. Кузнецовым VIII – IX вв., в настоящее время он относит к X – XI вв. [Кузнецов, 1962, с. 45 – 46, 60 – 61; 1963, с. 86 – 93; 1971, с. 183]. Нижне-Архызский левобережный могильник. На левом берегу р. Большой Зеленчук, против Нижне-Архызского городища, находится могильник X – XII вв. – подземные склепы, узкие каменные ящики, гробницы с четырехугольным входом. Этот могильник отмечен В. А. Кузнецовым. В частности, исследована каменная гробница, в которой найдены стеклянные браслеты XI – XII вв. [Кузнецов, 1971, с. 182 – 184]. Этот могильник исследован И. М. Мизиевым в 1966 г. Каменные ящики расположены в два яруса. Погребенные лежали в вытянутом положении, на спине, головой на запад – по христианскому обряду. Но есть и черты языческого обряда – под головой некоторых погребенных лежали каменные плиты, в могилах были куски угля и мела, реальгар или толченый кирпич. Этот могильник подобен могильнику у Северного Зеленчукского храма (см. ниже) [Мизиев. Отчет 1966 г.].

Нижне-Архызское городище. Данные о памятниках Нижне-Архызского городища есть в дореволюционной и советской литературе [Нарышкины, 1877, с. 383; Струков. Альбом,. л. 31; Бутков, 1825, с. 432]. Дата городища – X – XIII вв. – установлена В. М. Сысоевым и В. Ф. Миллером [Сысоев, 1898, с. 134 – 135; 1893, с. 118]. Об исследованиях К. М. Петрелевича 1940 г. см. [Лайпанов, 1957, с. 52]. В 1960 – 1972, 1978 и 1980 гг. здесь производил раскопки В. А. Кузнецов (1960 – 1964 гг. – ИА АН; 1965 – 1969 гг. – СОНИИ; 1971 – 1972 гг. – СОНИИ. В 1962 и 1972 гг. – совместно с КЧНИИ, 1978 г. – СОНИИ и КЧОМК; 1980 – СОНИИ [Кузнецов, 1986, с. 245]).

Нижне-Архызское городище находится на правом берегу р. Большой Зеленчук, в 22 км к югу от ст. Зеленчукской, у пос. Буковского. Общая длина городища 2,5 км, средняя ширина долины 250 – 300 м. Территория городища делится на четыре части (считая с северо-востока на юго-запад): 1) первый сельскохозяйственный участок; 2) поселок епархии; 3) второй сельскохозяйственный участок; 4) собственно город. Площадь. городища около 63 – 65 га. На территории Нижне-Архызского городища высятся три больших xpaмa: Северный, Средний и Южный, которые обследованы и описаны В. А. Кузнецовым [Кузнецов, 1964, с. 136 – 150; 1971, с. 171 – 176; 1968, с. 137 – 147; 1971а, с. 238 – 244]. Территория собственно города начинается от Среднего Зеленчукского храма. Около этого храма открыты остатки стен и келий. В 110 м северо-западнее Среднего храма обнаружены остатки сооружения, в плане представляющего круг. В. А. Кузнецов предполагает, что это загон для скота или святилище языческого культа огня и солнца. К северо-востоку от Южного храма расположены три продольные улицы с боковыми проулками и три небольшие площади. Ширина улиц в среднем три метра. Условно В. А. Кузнецов назвал эти улицы Центральная (длина 510 м), Подгорная (380 м) ;и Набережная (570 м). От Подгорной улицы к реке долину пересекает каменная стена города. На территории собственно города В. А. Кузнецовым обнаружены бытовые и хозяйственные сооружения. Раскопано здание, состоявшее из пяти помещений. Здесь находилась железоделательная мастерская. Помещения датируются XI – XII вв. Два здания этого же времени исследованы на улице Подгорной. Здания полутора- и двухэтажные, с подклетом. На городище найдены фрагменты глиняных серых и красно-коричневых сосудов (амфор, пифосов и других), черепки поливных сосудов; обломки железных изделий – крестов, шильев-гвоздей, палешник от плуга; обломок металлического зеркала, медная монета Константина Багрянородного; бронзовая булавка. Из церквей происходят бронзовые нательные кресты, осколки оконного стекла (у Северного храма), фрагменты стеклянных сосудов и стеклянных браслетов; каменные жернова, колесики, оселки, куски каменных изразцов; железные шлаки, уголь, кости животных [Кузнецов, 1963, с. 36 – 91; 1969, с. 73 – 77; 1970, с. 28 – 32; 1971, с. 163 – 196; 1972, с. 165 – 166; 1979, с. 133]. Кроме трех больших храмов на Нижне-Архызском городище В. А. Кузнецовым открыто 11 небольших одноапсидных церквей зального типа. Большая часть этих церквей находится в поселке епархии. Одна из церквей расположена рядом с Южным храмом. На Нижне-Архызском городище имеются эпиграфические памятники: греческого письма, арабоязычные и тюркоязычные. О последних подробнее ниже. Под полом Северного Зеленчукского храма в 1940 г. был найден так называемый Зеленчукский клад, скорее всего комплекс из погребения. Вторично это погребение было открыто в 1980 г. В. А. Кузнецовым. В состав этой находки входили золотые и серебряные вещи, украшенные драгоценными камнями (ляпис-лазурь, альмандины), бубенчики-пуговицы, перстни, бляшки, бусы, сережки. Среди этих вещей – альмандин с арабской надписью армянского царя Ашота (886 – 891) [Лайпанов, 1957, с. 53 – 56; Кузнецов, 1971, с. 118 – 120, 122; 1986, с. 245]. На территории Нижне-Архызского городища в балке Подорвановой отмечены пещерные могильники с материалом Х – XII вв. [Нарышкины, 1877, с. 362 – 366; Сысоев, 1898, с. 120 – 122; Кузнецов, 1962, с. 45 – 46, 50 – 51; Прозрителев, 1910, с. 2; Минаева, 1971, с. 93 – 94, 154]. На склонах горы вокруг Нижне-Архызского городища обнаружены погребения в каменных ящиках, подземные, полуподземные и наземные гробницы [Сысоев, 1898, с. 120 – 122; Кузнецов, 1962, с. 45 – 46, 50 – 51]. На территории самого Нижне-Архызского городища зафиксированы могильники – каменные ящики, расположенные ярусами [Нарышкины, 1877, с. 338; Древнехристианские храмы, 1892, с. 6 – 10; Сысоев, 1898, с. 117 – 122, 131]. В. А. Кузнецов отмечает здесь следующие могильники.

1) У Северного храма – каменные ящики XI – XIV вв.; здесь В. А. Кузнецовым вскрыто 110 погребений; 2) в лесу у церкви № 5 – каменные ящики; 3) против городища – левобережный могильник, о котором речь шла выше; 4) у подошвы и в скалах Церковной горы – гробницы, впущенные в склон горы; 5) в скалах Подорвановой балки – каменные гробницы и скальные захоронения; 6) в скалах против поселка Буково – погребения Х – XI вв. в пещерах. У Северного Зеленчукского храма и у горы Церковной – христианские захоронения, остальные могильники – языческие [Кузнецов, 1970, с. 31 – 32; 1971, с. 182 – 184]. В 1971 г. В. А. Кузнецов раскопал склеповый могильник IX – XII вв. на склоне горы «Пароход» (против бетонного моста на берегу Большого Зеленчука) [Кузнецов, 1972, с. 166]. В 1978 г. этот же археолог раскопал каменные ящики в лесу за Северным Зеленчукским храмом, к северо-востоку от него. В одном из ящиков найдены три кольца-подвески и три бронзовых византийских перстня. Рядом с этим местом, у подошвы хребта, – разграбленные полуподземные склепы. На левом берегу Большого Зеленчука (хребет Мцешта) В. А. Кузнецовым обнаружены разрушенные погребения Х – XII вв. на склоне горы «Пароход». Найден мумифицированный труп мужчины и одежда из шелка и холста. Раскопаны два каменных ящика с одиночными захоронениями и склеп с семью скелетами. В склепе – стеклянные браслеты, стеклянный перстень и другие вещи Х – XII вв. [Кузнецов, 1979, с. 133]. Упомянем и о других интересных находках, сделанных на Нижне-Архызском городище, в его окрестностях: два бронзовых складных креста-энколпиона [Кузнецов, 1968, с. 80], каменные столбы [МАК, VII, 1898, с. 138 – 139], «каменные рыцари на Длинной Поляне» [МАК, VII, 1898, с. 141 – 142; Кузнецов, 1979, с. 133]. В. А. Кузнецов датирует городище Х – XII вв., хотя отмечает, что на нем есть находки IX и XIII – XIV вв. [Кузнецов, 1971, с. 189; 1972, с. 166; 1986, с. 245 – 246]. Как писал еще в 1893 г. В. Ф. Миллер, это городище было центром Аланской епархии. Погибло оно в связи с монгольским нашествием, а поселок епархии был разрушен во время нашествия Тамерлана в 1396 г. [Кузнецов, 1971, с. 191]. На Нижне-Архызском городище работали ученые-эпиграфисты. У изголовья одного из склеповых захоронений, у южной стены Северного Зеленчукского храма, на каменной плите имеется эпитафия, выполненная тюркскими руническими знаками. С. Я. Байчоров переводит ее так: «Я родными сыновьями (О горе!) не насладилась, от родственников, от мужа, от азов отделилась» [Байчоров, 1975, с.67-69; Байчоров, 1977, с.8]. Как сообщает М. А. Хабичев, на Нижне-Архызском городище имелся камень с тюркской рунической надписью, с именем царя Итака [Хабичев, 1977, с.82–89]. В 1979 г. экспедиция КЧОМК вела раскопки на Нижне-Архызском городище ив его окрестностях. Возглавлял работы Г. Х.-У. Текеев. Были раскрыты прямоугольные жилые помещения с каменными стенками. Собрана керамика Х – XIII вв. В окрестностях городища, на левом берегу р. Большой Зеленчук, найдены бронзовая бляшка с рисунком и другие вещи VIII в. На том же месте реки, против городища в местности Мцешта, в полутора километрах от реки обследованы разграбленные скальные захоронения. Камеры в плане овальные или прямоугольные с плоским или сводчатым потолком. В одном из погребений (детском) обнаружены бусы. Могильник относится к VIII – IX вв. [Текеев, 1979, с. 4; 1980, с. 128 – 129]. В 1981 – 1982 гг. на Нижне-Архызском городище работала экспедиция КЧОМК под руководством У. Ю. Эльканава. Раскапывался круг из камней диаметром свыше 80 м. Раскоп I находился у восточной точки круга. Здесь найдены остатки квадранта, фиксирующего точку восхода солнца. Остальные квадранты обнаружены в западной и северной точках. Раскоп II был заложен у северной точки круга. Здесь были завалы из камней. На одном из камней – остатки рунических письмен и знаки счета. Обнаружены остатки стены квадранта. Раскоп III – в западной части круга. Стены квадрантов фиксируют движение солнца по горизонту. Визирными точками на круге являлись песчаниковые блоки, находящиеся на основной стене круга. Каменные блоки имеют форму отточенных карандашей длиной до 70 см. Данное сооружение, по предположению У. Ю. Эльканова, служило аланам солнечным календарем для определения времен года {4 Раскопки 1986 г. эту гипотезу не подтвердили.}. На городище обнаружены три камня с руническими надписями [Эльканов, 1984, с. 137 – 138; 1986, с. 4].

34. Архызское ущелье

У входа в Архызское ущелье расположены следующие памятники: два. каменных креста (один очень попорчен) – в Большой балке близ Большого Зеленчука [МАК, VII, с.142, рис.33, 24]; каменный столб, украшенный крестом, с некоторым заострением в верхней части и более узкой нижней частью для укрепления столба в земле [МАК, VII, с.142, №25, рис.34]. В 1939 г. у входа в ущелье р. Большой Зеленчук Т. М. Минаева осмотрела две каменные статуи. Находились они на Длинной поляне, южнее сел. Нижняя Ермоловка, на левой стороне Большого Зеленчука, против северной оконечности Нижне-Архызского городища. Одна из статуй – плоская, изображает мужчину с бокаловидным сосудом и саблей. В 1955 г. перевезена в Ставропольский музей краеведения. Второе изваяние точно такого же типа лежало поодаль от первого на болотистом участке поляны [Минаева, 1964, с. 187; 1971, с. 214 – 218]. Об этих статуях писал В. А. Кузнецов (см. выше). В. А. Кузнецов датирует эти статуи Х – XII вв., Т. М. Минаева относит их к VIII – IX вв. [Минаева, 1971, с. 214 – 218]. Статуи тюркские.

35. Нижняя Ермоловка

У сел. Нижняя Ермоловка в 1963 г. В. А. Кузнецовым зафиксировано поселение [Кузнецов, 1954, с. 350]. У этого же селения в 1954 г. В. А. Кузнецовым раскопан могильник – каменные ящики, в которых найдены стеклянные браслеты и другие вещи. Стеклянные браслеты датируются X – XI вв.

36. Зеленчукская

В долине небольшой р. Хусы, впадающей справа в Большой Зеленчук близ ст. Зеленчукской, был поднят кремневый отщеп мустьерского типа [Любин, 1959, с.33, 37]. На археологической карте Е. Д. Фелицына по Большому Зеленчуку от устья до ст. Зеленчукской помечено шесть крепостей, иногда с каменными валами [Фелицын, 1882]. В окрестностях ст.Зеленчукской отмечены остатки каменных крепостей, каменные плиты, кресты и столбы, южнее по ущелью Большого Зеленчука – каменные кресты и статуи, в частности мужское изваяние без головы, рук и ног, с поясом и привешенным к нему топориком. Это изваяние найдено в ст. Зеленчукской [Фелицын, 1882]. В местности Боготобагде, в окрестностях ст. Зеленчукской, В. Тимофеевым в каменной гробнице найден комплекс вещей VI – VII вв. [Тимофеев, 1914, с. 174 – 175; Кузнецов, 1962, с. 51 – 52, рис.16, 9–11]. На левом берегу Большого Зеленчука, против ст. Зеленчукской, на холме Батарея В. А. Кузнецовым отмечено ранне-средневековое поселение [Кузнецов, 1962, с. 58]. В окрестностях ст. Зеленчукской зафиксированы мелкие курганы кабардино-черкесского типа [Сысоев, 1904, с. 158; Минаева, 1954, с. 287 – 288]. В 1896 г. в Зеленчукском ущелье (точнее место не указано) В. М. Сысоев исследовал поселение, представлявшее собой холм. Здесь обнаружены черепки черной, красноватой и желтоватой керамики, в том числе черепок красноглиняного сосуда с желтоватой поливой на внутренней стороне. Некоторые образцы керамики, найденные здесь, находят аналогии в ранне-средневековых памятниках Восточного Причерноморья (городища у Мамай-Кале, Раевской, Сухуми, Х – XIII вв.) [Сысоев, 1904, с. 168 – 169]. Осенью 1974 г. при строительных работах в ст. Зеленчукской найдены глиняные сосуды VI – VII вв. аланского типа (КЧОМК).

37. Карабежгонка

Курганный могильник адыгского типа XIV – XVI вв. расположен в устье р. Карабежгонка, на левом берегу Большого Зеленчука, в трех – четырех километрах севернее ст. Зеленчукской. Т. М. Минаевой исследован курган XV – XVI вв. и обнаружено захоронение. Насыпь обложена камнем; гроб деревянный, без дна, покрыт полуколодой; костяк лежал головой на запад [Минаева, 1954, с. 287 – 291; 1954а, с. 289].

Зеленчукский район

В Зеленчукском районе в разных местах (точно не указано) обнаружены сосуды салтовских форм VIII – IX вв. (коллекция врача Телеги, КЧОМК).

38. Новоисправненский

На правом берегу р. Большой Зеленчук, у хутора Новоисправненского, П. Н. Шишкиным были отмечены два городища («крепости»), в балке Клевцовой – остатки башни [Шишкин, 1934, л. 5, 48 – 49]. Башня была осмотрена Т. М. Минаевой [Минаева, 1954, с. 267, карта на с. 270]. Как пишет Т. М. Минаева, эта башня по характеру кладки стен и по размерам весьма близка башне Адиюх. По всей вероятности, заключает Т. М. Минаева, они были построены в одно и то же время и с одной и той же целью. Эти башни стоят на одной географической широте. Т. М. Минаева считает правильной датировку Л. И. Лаврова башни Адиюх второй половиной XVIII в. Следовательно, и подобную ей башню в балке Клевцовой также можно датировать XVIII в. [Минаева, 1971, с. 47]. Вот так описывает П. Н. Шишкин городища. «Остатки крепости на левом берегу Зеленчука около второй фермы скотосовхоза. От стен осталась незначительная часть. Стены сложены из крупных и мелких валунов, связанных между собой известковым цементом, и облицованы с наружной стороны известковыми плитами, положенными также на известковом цементе. Крепость обнесена снаружи рвом, бытовых остатков не найдено» [Шишкин, 1934, с.48-49]. «Остатки крепости на правом берегу Зеленчука на территории первой фермы скотосовхоза, расположенной в двух километрах к северо-востоку от фермы, на левом берегу балки Клевцовой. Городок размещен на выступе скалы в виде остроконечного мыса, тянущегося с востока на запад и защищенного с севера и запада естественными обрывами с вертикальными стенами до 50 м высотой и с востока рвом, глубиной до 4 м и шириной до 15 м, и с юга стеной, от которой сохранился остаток 2 м длиной, 1 м шириной и 1,5 м высотой. С востока, перпендикулярно первой стене, идет остаток второй стены, длиной 7 м, высотой на северном конце 5,2 м, и на южном – 1,6 м. Стены сложены из притесаных из плотного известняка плит размером 40 – 50х10 – 15 см. Кладка на известковом растворе с примесью крепкозернистого песка. Бытовых предметов не найдено» [Шишкин, 1934, л. 48, об. 49]. Т. М. Минаева упоминает об остатках крепости в устье балки Башкирки близ хутора Новоисправненского [Минаева, 1971, с. 32]. У хутора Новоисправненского отмечены мелкие курганы адыгского типа XIV – XVI вв. [Минаева, 1954, с. 271; 1954а, с. 288 – 289]. Между хутором Новоисправненским и ст. Исправной в 1973 г. X. X. Биджиевым раскопан курган эпохи бронзы (II тыс. до н.э.). В кургане оказались групповые захоронения в крупных каменных гробницах. Подвески, бусы и керамика, найденные в этом кургане, относятся к эпохе бронзы [X. X. Биджиев. Картотека. Археологические находки, 1973, с. 4].

39. Исправная

В окрестностях ст. Исправной имеются мелкие курганы адыгского типа XIV – XVI вв. [Сысоев, 1904, с. 157]. При рытье траншеи в 1969 г. найдены два предмета V – IV вв. до н.э.: плоское круглое бронзовое зеркальце с ручкой без орнамента; сероглиняная миска, орнаментированная геометрическим узором; кроме того – обломки сероглиняного горшка с геометрическим орнаментом (КЧОМК). В ст. Исправной летом 1972 г. случайно были найдены обломки лепных сероглиняных сосудов VIII – VI вв. до н.э. (КЧОМК). В 1970 – 1971 гг. в семи километрах к северу от Исправной работала экспедиция Ставропольского музея краеведения, возглавляемая А. В. Найденко. На первой надпойменной террасе левого берега р. Большой Зеленчук находится могильник кобанского времени. Эта местность называется Абрекская балка, у скалы Белая круча. Здесь были раскопаны захоронения в каменных ящиках. В четырех ящиках были парные захоронения, остальные – одиночные. Покойники – в скорченном положении на левом и на правом боку. Дно могил засыпано углем или слегка обожжено. В могилах обнаружены кости домашних и диких животных и вещи: лепные горшки, миски, кубки, миниатюрные горшочки с щипковым орнаментом, иногда с налепными сосцевидными выпуклинами и другие глиняные сосуды; кремневые отщепы, оселки, костяное пряслице, железные шило, ножи, секира, наконечники копий, шаровидные кистени; бронзовые напильник, булавки, браслеты, пронизки, двузубец, бронзовые серьги; бронзовые, железные и костяные наконечники стрел, двуперье с шипом и отверстием на втулке и трехгранные железные наконечники стрел; бусы бронзовые, сердоликовые, костяные. Датируется памятник IX – VI вв. до н.э. Перед нами – кобанский могильник с чертами локального своеобразия [Найденко. Отчет; Найденко, 1972, с. 161 – 162; Козенкова, Найденко, 1980, с. 195 – 280]. На расстоянии одного километра к северо-востоку от этого могильника, вокруг скалы Белая круча, А. В. Найденко а 1971 г. открыл и исследовал селище VIII–XI вв. Площадь его 100х300 м. Жилища располагались по склону на террасах. Стены сложены из местного известняка-насухо. В раскопе обнаружены каменные жернова, железный сошник, железные и костяные наконечники стрел, костяные иглы, каменные и глиняные пряслица, кости животных. Керамика с сетчатым и линейно-волнистым орнаментом, в основном сероглиняная (фрагменты пифосов, кувшинов и других сосудов). Встречаются обломки котлов с внутренними ушками и кости животных. На территории самого могильника были раскопаны гончарная печь IX–XI вв. и железоделательная печь. В гончарной печи и вокруг нее найдена, кружальная керамика, очень хорошего обжига, характерная для аланской культуры IX–XI вв. [Найденко. Отчет, с.1–25; Найденко, 1972, с.161–162]; А. В. Найденко считает, что здесь проходила западная граница аланской культуры. В окрестностях Исправной найдена каменная баба, которая находится в настоящее время в КЧОМК. В 1973 г. в окрестностях ст. Исправной проводила исследования экспедиция КЧОМК, возглавляемая Г. Х.-У. Текеевым и X. X. Биджиевым. Раскопаны четыре катакомбы. Костяки лежали в скорченном положении с ориентировкой на запад. В катакомбах обнаружены янтарные и глиняные бусы, бронзовый браслет, фибула и игла, железная пряжка, железные шарики, железный крюк, керамика. К западу от могильника располагается городище Курлюк. Городище имеет подтреугольную форму, площадь его более 10 га. На городище найдены обломки черноглиняной керамики. Могильник и городище относятся к V – VII вв. Находятся памятники на южной окраине ст. Исправной, на правом берегу Большого Зеленчука [Текеев, 1974, с. 47 – 48; Текеев, Биджиев, 1974, с.127–128]. В самой станице Исправной Г. Х.-У. Текеевым был доследован разрушенный курган II тысячелетия до н.э. В юго-восточной части кургана был обнаружен разрушенный склеп, сооруженный из массивных плит. В склепе находились два скелета плохой сохранности. При костяках лежали обломки сероглиняных сосудов плохой сохранности, с резным орнаментом из кружочков, глиняные бусы, подвески-амулеты [Текеев, 1974, с.47]. В центре ст.Исправной раскопан курган сарматского времени. В 1978 г. работы в районе Исправной снова проводил КЧОМК. В экспедиции принимали участие Я. А. Федоров (МГУ), Г. Х.-У. Текеев, У. Ю. Эльканов. У ст. Исправной на правом берегу Большого Зеленчука под кладкой из больших булыжников обнаружен скелет лошади. У черепа найдена бронзовая уздечка с веслообразными псалиями и пять бронзовых бляшек от сбруи. Захоронение относится к кобанскому времени. В районе ст. Исправной плугом был задет камень, покрывавший гробницу. В ее восточной части обнаружено два плоских камня с изображениями (птица с длинным клювом, над ней когти орла). В гробнице находились шесть глиняных сосудов II тысячелетия до н.э. Во втором карьере в том же районе подобраны пять терракотовых бляшек с рельефным изображением Медузы Горгоньг III – I вв. до н.э. У ст. Исправной на правом берегу Большого Зеленчука доследованы каменные ящики IX – Х вв. В них найдены бронзовые бубенчики, янтарные, стеклянные и пастовые бусы, разбитый глиняный сосуд. Между балками Ковальской и Кобачковой собраны предметы VIII – Х вв. На территории ст. Исправной открыты два кипчакских могильника XII в. [Федоров, Текеев, Эльканов, 1979, с.147–148]. В 1980 г. разведками экспедиции КЧНИИ (руководитель X.X.Биджиев) было обследовано шесть поселений: Курлукское городище – расположено к югу от ст. Исправной, на правом берегу р. Большой Зеленчук; Клевцовское городище находится между станицами Зеленчукская и Исправная; Балашовское городище расположено на левом берегу Большого Зеленчука, в 1,5 км к северу от ст. Исправной; городище в Абрекской балке, в 1,3 км к северу от ст. Исправная, на левом берегу Большого Зеленчука; городище Лысая Гора располагается в 5 км к северу от ст. Исправной; городище Башкирка находится в 25 км к северо-западу от этой же станицы. На городищах собрана раннесредневековая керамика. Некоторые из этих городищ возникли на древних поселениях.

Курлукское городище открыто в 1972 г. X. X. Биджиевым и Г. Х.-У. Текеевым. Оно состоит из цитадели, собственно города-крепости и открытого поселения. Обнаружены крепостные стены, башни, земляные рвы. Каменная стена и ров имеются с напольной стороны городища. Открытое поселение, одновременное городищу, расположено в долине р. Курлук. Здесь находились жилища из камня, загоны для скота, сооруженные из битого камня насухо. На северной стороне мыса доследованы катакомбы IV – XII вв. Датируется памятник IV – XII вв. Древний слой поселения относится к эпохе поздней бронзы.

Клевцовское городище обнесено стеной из каменных плит на известковом растворе. В состав оборонительных сооружений входят также башни и рвы. Внутри городища видны остатки каменных сооружений. Керамика и характер строительства – Х – XIII вв. Городище двухслойное – оно находится на древнем поселении эпохи поздней бронзы.

Балашовское городище имеет мощные фортификационные сооружения – крепостные стены, ров, башни. Состоит из двух частей – цитадели и собственно городища, укрепленного с южной и северной стороны каменной стеной, сложенной из рваного камня насухо. Глубокий ров отделяет цитадель от крепости. Керамика – Х – XI вв. Рядом с городищем находится селище. Раннесредневековое поселение VII – XII вв. возникло на поселении эпохи поздней бронзы.

Городище в балке Абрекской с напольной стороны обнесено каменной стеной. Керамика на городище Лысая Гора относится к Х – XIII вв. Этим же временем датируется и керамика на городище Башкирском [Биджиев, 1981, с. 96 – 97; 1983а, с. 110; 1982, с. 68 – 69; 1983, с. 117].

40. Бесленей

В 1956 – 1957 гг. на южной окраине аула Бесленей, на правом берегу Большого Зеленчука, работала экспедиция КЧНИИ, возглавляемая Е. П. Алексеевой. Здесь находился курганный могильник. Один из раскопанных курганов относится ко II тысячелетию до н.э. Костяк находился в грунтовой яме, на спине, головой на запад. Найден глиняный горшочек и бронзовый проволочный браслет. Большая часть курганов оставлена адыгами и датируется XIV – XV вв. Насыпи обложены камнем. В плане они круглые и овальные. Гробы деревянные в центре и на периферии кургана. Иногда гробы покрыты полуколодой. Есть два гроба под одной насыпью. Ориентировка погребенных на юго-запад и на запад. Имеются обломки красноглиняной керамики с ногтевым орнаментом. Этот могильник относится к числу западночеркесских курганных могильников [Алексеева, 1959, с. 68 – 69; 1971, с. 184 – 185]. Могильник расположен на месте селища с керамическим материалом VIII – IX вв. [Алексеева, 1971, с. 84, 126]. X. X. Биджиевым у аула Бесленей раскопаны курганы. Некоторые погребения в курганах относятся к эпохе средневековья. Остальные захоронения – эпохи бронзы и сарматского времени. Под насыпью курганов находилось каменное кольцо – кромлех, иногда кромлехов было два. В некоторых случаях в центре обнаружены каменные курганообразные наброски. В центре – кости животных, краска, керамика. Погребальные сооружения различные – это и грунтовые ямы, и срубы, и каменные ящики, и гробницы. Некоторые захоронения относятся к III тысячелетию до н.э. (майкопская культура). Погребения эти грунтовые, костяки в скорченном положении, головой на юг, у ног покойника краска. Основная часть захоронений относится к северокавказской культуре (II тыс. до н.э.). Это грунтовые ямы в материке и в насыпях курганов, каменные ящики, гробницы. Найдены кости животных, красная краска, уголь, редко – куски мела. Инвентарь богатый – глиняные сосуды, бронзовые булавки и ножи, бронзовые подвески, колечки, височные кольца, четырехгранные шилья; бронзовые булавки-посохи; бронзовые и пастовые бусы; каменный пест. На керамике – шнуровой орнамент. Сарматские захоронения впущены в курганы эпохи бронзы. Эти могилы были перекрыты деревом. Здесь найдены глиняные горшки и миски, металлические зеркала с боковым ушком, наконечники стрел, бусы, подвески. Это первые сарматские захоронения на территории Карачаево-Черкесии [Биджиев, 1983, с.140–144; 1983а, с.110]. X.X.Биджиевым у аула Бесленей обследовано поселение X–XIII вв.

41. Вако-Жиле

Могильник позднекобанского времени с каменными ящиками без курганных насыпей случайно обнаружен местными жителями на правом берегу Большого Зеленчука, в окрестностях аула Вако-Жиле. В числе прочих вещей, найденных здесь, глиняные горшочки, железный кинжал с брусковидным навершием, бронзовый втульчатый трехлопастный наконечник стрелы скифского типа с шипом и со скрытой втулкой. Три бронзовых украшения: подвеска-коготь, цилиндрическая пронизка с колечками внизу, дыневидная бусина с продольными псевдовитыми полосками [Алексеева, 1971, с. 62, табл. 14а, с.10 – 16].

42. Старокувинский

Весной 1960 г. на берегу Большого Зеленчука в двух километрах от аула Старокувинского на глубине 1,5 м был найден каменный топорик со слегка расширенным лезвием и удлиненной обушковой частью ([Минаева, 1954, с. 280]; КЧОМК). Подобный же топорик обнаружен в 1951 г. на территории Северокувинской ГЭС (КЧОМК). Топорики относятся к кабардино-пятигорскому типу и датируются II тысячелетием до н.э.

43. Новокувинский

У аула Новокувинского в 1950 – 1951 гг. работала экспедиция Ставропольского краеведческого музея (при участии Черкесского краеведческого музея), руководимая Т. М. Минаевой. Здесь исследовано большое селище Х – XI вв. На селище найдена керамика, в основном сероглиняная; жернова, кости домашних животных, рога оленя со следами распиловки, угольки; остатки фундамента какого-то большого сооружения из крупного булыжника, остатки глинобитного пола жилища. Развалившаяся глинобитная печь довольно сложного устройства, круглая в плане, диаметром 1 м. Под печью от ее передней части шло поддувало в виде глиняной трубки диаметром 6 см. Юно выходило за стенкой печи и поднималось на высоту 35 см. От топки шел дымоход с двумя коленами в сторону печи [Минаева, 1954, с. 296; 1964, с. 193; 1971, с. 44]. На месте поселения находился бескурганный грунтовой могильник, который был раскопан Т. М. Минаевой. В работах принимала участие Е. П. Алексеева. Места могил обозначались песчаниковыми плитами. Могилы представляли собой узкие длинные глубокие ямы, ориентированные с востока на запад. По дну могилы обставлялись узкими тонкими досками, поставленными на ребро. Сверх досок края могилы обкладывались булыжником. Могилы располагались довольно правильными рядами. Костяки лежали вытянуто на спине, со скрещенными на груди или на животе руками, головой на запад. Датируется могильник золотоордынской медной монетой XIV в. [Минаева, 1954, с. 291 – 296; 1954а, с. 305; 1971, с. 46]. Полагаем, что могильник оставлен абазинами.

44. Апсуа

В районе аула Апсуа научным сотрудником КЧОМК. М. X. Семеновой в 1972 г. найдены предметы майкопской культуры: красноглиняные сосуды – три целых и обломки (КЧОМК).

45. Киево-Жураковский

Поселение, очевидно раннесредневеховое (селище), открыто Т. М. Минаевой около хутора Киево-Жураковского на р. Большой Зеленчук [Минаева, 1954, с. 267, с. 270 (карта); 1971, с. 44].

46. Дубянский

У хутора Дубянский на р.Большой Зеленчук Т.М.Минаевой отмечено поселение, очевидно, раннесредневековое [Минаева, 1954, с.267; с. 270 карта; Кузнецов, 1962, с.58].

47. Беломечетская

Беломечетское городище сарматского времени находится на границе с Карачаево-Черкесией, близ впадения Большого Зеленчука в Кубань, на левом берегу Большого Зеленчука. Сведения получены от директора Ставропольского краеведческого музея Н. А. Охонько.

Археологические памятники Карачаево-Черкесии


1. Пхия и ее окрестности; 2. Загедан, река; 3. Малый Блыб, река; 4. Рожкао, поселок; 5. Грушовое городище; 6. Гамовский могильник; 7. Мощевая Балка; 8. Бескес, река; 9. Псемен, река, поселок; 10. Гриб, городище; 11. Каменистая балка; 12. Лысое городище; 13. Курджиново, поселок; 14. Осиновая Поляна; 15. Подскальный; 16. Первомайское городище (на Большой Лабе); 17. Ахмат-Кая; 18. Верховья Урупа; 19. Бахмутка, река; 20. Уруп, поселок; 21. Косая, река; 22. Медноурупск; 23. Медногорский; 24. Псемен река; 25. Преградная; 26 Сутул, балка; 27. Пантелеймоновский; 28. Кобу-Баши; 29. Верхняя Ермоловка; 30. Лесо-Кяфар; 31. Сторожевая; 32. Архыз; 33. Нижний Архыз (Буковка); 34. Архызское ущелье; 35. Нижняя Ермоловка; 36. Зеленчукская; 37. Карабежгонка; 38. Новоисправненский; 39. Исправная; 40. Бесленей; 41. Вако-Жиле; 42. Старокувинский; 43. Новокувинский; 44. Апсуа; 45. Киево-Жураковский; 46. Дубянский; 47. Беломечетская (окрестности); 48. Явора; 49. Крейда, балка; 50. Карабашево; 51. Красный Карачай; 52. Хасаут Греческий; 53. Кардоникская; 54. Двадцать седьмая шахта; 55. Жако; 56. Тамгацик; 57. Алибердуковский; 58. Хабез; 59. Адиюх; 60. Инжиччукун; 61. Элъбурган; 62. Зеюко; 63. Кош-Хабль; 64. Малый Зеленчук, аул; 65. Абазакт; 66. Икон-Халк; 67. Адыге-Хабль; 68. Адиль-Халк; 69. Эркин-Халк; 70. Байтал-Чапкан (Байтал-Чапхан); 71. Хаджибей 6; 72. Малая Хатипара 6; 73. Малая Хатипара 4; 74. Хатипара 3; 75. Малая Хатипара 2; 76. Малая Хатипара 1; 77. Муху 4; 78. Муху 3; 79. Муху 2; 80. Муху 1; 81. Домбайская Поляна; 82. Домбай 7; 83. Домбай 8; 84. Домбай 3; 85. Домбай 4; 86. Домбай 1; 87. Домбай 5; 88. Домбай 6; 89. Домбай 2; 90. Домбай 10; 91. Домбай 11; 92. Домбай 9; 93. Домбай 12; 94. Гоначхир 1; 95. Гоначхир 3; 96. Гоначхир 2; 97. Уллу-Муруджу 4; 98. Тала-Баши 3; 99. Красная Поляна 2; 100. Теберда, левый берег; 101. Теберда, город; 102. Ачитара, река; 103. Гымылдык, река; 104. Джамагат 1; 105. Джамагат 2; 106. Джамагат 4; 107. Джамагат 3; 108. Джамагат 5; 109. Джамагат 7; 110. Джамагат 6; 111. Джамагат, селение; 112. Между городом Теберда и аулом Верхняя Теберда; 113. Верхняя Теберда; 114. Аргы-Кала; 115. Амгата, река; 116. Нижняя Теберда (Сенты); 117. Гиляч; 118. Джингирик; 119. Бирлик; 120. Узун-Кол; 121. Уллу-Кам; 122. Уллу-Хурзук; 123. Хурзук, аул; 124. Хурзук, река; 125. Учкулан, аул; 126. Карт-Джурт; 127. Кльян-Кала; 128. Аман-Къол, ущелье; 129. Джалан-Къол, урочище; 130. Баба-Ёзден, урочище; 131. Кёкле, ущелье (Джанукку); 132. Киир-Кол; 133. Кара-Сырт (Кала-Сырт); 134. Таш-кепюр; 135. Каменномостский; 136, Карачаевск; 137. Пос. Одиннадцатая шахта; 138. Коста Хетагурова, сел.; 139. Кубрань, балка; 140. Новый Карачай, балка Шубшурук; 141. Шестая шахта; 142. Орджоникидзевский; 143. Каракент; 144. Хумара; 145. Инал-балка; 146. Хумара, окрестности; 147. Кумыш; 148. Инджур-Гата; 149. Сары-Тюз; 150. Токмак-Кая; 151. Красногорская; 152. Важный; 153. Учкулька, река; 154, Кубина; 155. Усть-Джегута; 156. Дружба; 157. Псыж; 158. Черкесск; 159. Садовое; 160 Эркин-Юрт (Ураковская); 161. Холоднородниковский; 162. Таллык; 163. Большое Соленое озеро (ныне Черкесское водохранилище); 164. Валуйский; 165. Индыш, нижнее течение; 166. Марджа, верховья Индыша: 167. Джашырын-Кала (Джашыптын-Кала); 168. Сынла (Сынла-Арты); 169. Индыш-Баши; 170. Кызыл-Кала; 171. Джегута (Эмурка); 172. Джегута (Эльтаркач); 173. Джегута, аул; l74. Новая Джегута; 175. Джеганас, река (к северу от Джегуты); 176. Алимкина пещера, окрестности; 177. Овечка, река; 178. Долина Нарзанов; 179. Хасаут, аул; 180. Кичи-Балык; 181. Элькуш; 182. Эшкакон, окрестности Учкекена: 183. Уллу-Баганалы; 184. Уллу-Дорбунла; 185. Терезе; 186. Первомайское; 187. Учкекен; 188. Родниковый, пос.; 189. Рим-Гора; 190. Джага; 191. Указатель, крепость; 192. Бийчесын, плато; 193. Покун-Сырт, плато; 194. Кызыл-Покун; 195. Красновосточный

НЕКОТОРЫЕ BОПPOCЫ АРХЕОЛОГИИ И ИСТОРИИ КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕСИИ В СВЕТЕ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ДАННЫХ

Открытые и исследованные археологические памятники Карачаево-Черкесии позволяют проследить основные вехи исторического развития древнего и средневекового населения этого региона. Наиболее ранние известные здесь памятники относятся к эпохе мустье. Памятников более ранних – шелльской и ашельской – эпох на территории Карачаево-Черкесии пока неизвестно. Очевидно, заселение верховьев Кубани и Зеленчуков произошло в эпоху мустье (100 – 35 тыс. лет тому назад). Памятники Карачаево-Черкесии каменного века представлены или отдельными находками (часто в русле рек), или стоянками (Явора, Овечка). Возможно, заселены были также пещеры (Алимкина пещера, пещера Южный Слон). В начале бронзового века (III тысячелетие до н.э., майкопская культура) покойников хоронили иногда без курганов (в каменных ящиках), но чаще под большой курганной насыпью, в каменных ящиках или в прямоугольной яме с закругленными углами. Костяки в основном были скорчены. В среднем бронзовом веке (II тысячелетие до н.э.) под курганами мы находим грунтовые ямы, накрытые каменными плитами, ямы с заплечиками, ямы, покрытые досками и булыжником, каменные склепы, каменные гробницы, катакомбы. Костяки скорченные, но есть и вытянутые. Известны поселения III – II тысячелетий до н.э. (в районе Курджинова и Усть-Джегуты). Поздний бронзовый век (кобанская культура, XII – Х вв. до н.э.) представлен отдельными находками бронзовых вещей – топоров, серпов и др. К раннекобанскому времени относятся также поселения у Исправной и Уллу-Баганалы. Очевидно, к этой эпохе относятся также каменные ящики, открытые у сел. Элькуш. Отдельные находки, а также могильники и поселения характерны для начального этапа раннежелезного века (средний период кобанского времени – IX – первая половина VII в. до н.э.). Могильник с каменными ящиками у аула Инжиччукун датируется VIII – VII вв. до н.э. (а может быть, и несколько более ранним временем). К началу раннежелезного века относится поселение у Шханты (Карт-Джурт), два городища у Первомайского. VIII–VI вв. датируются поселения на холмах – Хумаринское и Тамгацикское. В позднекобанское – скифское время (вторая половина VII–IV вв. до н.э.) формы погребальных сооружений были весьма разнообразны. Это бескурганные захоронения в каменных ящиках (Тамгацик, Исправная), в ямах – овальных, прямоугольных, края которых на поверхности были выложены камнями (Кызыл-Кала, Тамгацик), в сооружениях из камня, каменных плит (Тамгацик, Учкулан). Под курганами мы находим каменные ящики (Домбай), сооружения из досок и булыжников (Дружба). Обнаружены кремационные захоронения, относящиеся к кобанско-скифской эпохе (Карабашево, Кумыш, Терезе, Эшкакон, Тохтамышевский могильник на Бийчесыне). Кроме открытых поселений (селищ) на холмах (Хумара, Тамгацик) известны и городища (например, Дружбинские). Но, возможно, земляные укрепления на Дружбинских городищах были возведены не в скифскую, а в сарматскую эпоху. К скифскому времени относится женская каменная статуя у Преградной. Таким образом, на территории Карачаево-Черкесии есть памятники всех трех периодов кобанской культуры. Несколько слов о кобанской и прикубанской культурах. В начале 50-х годов А. А. Иессен на Северо-Западном Кавказе выделил прикубанский очаг металлургии и металлообработки конца меднобронзового века. В верховьях Кубани и Зеленчуков, по течению Теберды и в других местах нашей республики А. А. Иессен отметил находки бронзовых вещей как кобанского, так и прикубанского типа. Термин «прикубанская культура» А. А. Иессен не употреблял [Иессен, 1951, с. 75 – 124]. Этот термин был введен в научный оборот Е. И. Крупновым, который считал Карачаево-Черкесию зоной стыка кобанской и прикубанской культур [Крупнов, 1957, с. 96; 1960, с. 79, 82, 140 – 142, 181]. В настоящее время есть все основания относить памятники кобанского времени Карачаево-Черкесии к западному варианту кобанской культуры. Памятники Карачаевю-Черкесии по всем признакам сближаются с кобанскими древностями более восточных районов Северного Кавказа [Козенкова, Найденко, 1980, с. 207; 1989]. Возможно, в верховьях Кубани и Зеленчуков существовал локальный вариант кобанской культуры [Алексеева, 1984, с.48–49]. В сарматское время (III в. до н.э. – IV в. н.э) умерших хоронили без курганов и под курганами. Бескурганными были захоронения в продолговатых ямах, стенки которых были обставлены камнями; в грунтовых ямах, покрытых каменными плитами; в каменных ящиках, в каменных гробницах. Известен бескурганный дольменообразный склеп с захоронением этого периода (Кобу-Баши). Под курганами были прямоугольные ямы, стены которых были обложены камнем (Терезе). Костяки лежали вытянуто, на спине. Встречаются перекрещенные голени и деформированные черепа (Адиюх). Ориентировка в основном западная, но есть и другая. Перечисленные захоронения принадлежат местным племенам, в какой-то степени воспринявшим черты сармато-аланского погребального обряда. Но в последние десятилетия на территории Карачаево-Черкесии открыты и захоронения сарматов – впускные подкурганные погребения в Бесленее [Биджиев, 1983, с. 143] и возле Хумаринского городища – подбои сарматского времени [Биджиев, 1982, с. 67 – 68; Абрамова, 1985, с. 35 – 36]. На этом же могильнике открыты катакомбы, относящиеся к первым векам новой эры. Эти катакомбы бескурганные. Подкурганные катакомбы находились у селений Учкекен, Терезе, у г. Усть-Джегуты. Они датируются I – II, возможно, I – III вв. н.э. Скальные катакомбы IV – VII вв. н.э. известны у сел. Новая Джегута. Катакомбы сарматского времени на территории Карачаево-Черкесии, по-видимому, оставлены аланами. Поселения capматского периода – открытые (Учкулан, Алибердуковский, Псыж), но есть и укрепленные городища (Дружбинские 1 и 2). Период раннего средневековья можно разбить на три подпериода. В первом подпериоде (V – VII вв.) погребения были бескурганные, чаще всего без обозначения на поверхности могил. Только в некоторых случаях могилы были обозначены на поверхности – прямоугольными выкладками из камней (Кызыл-Кала, Куутум) и круглыми выкладками из камней (Гара-Туз). Могильные сооружения были следующие: 1. Грунтовые ямы, покрытые каменными плитами (Тамгацик, Хумара, Узун-Кол и другие). 2. Грунтовые могилы, стенки которых были обложены камнями (Гиляч, Кызыл-Кала). 3. Каменные ящики (Хасаут). 4. Наземные гробницы с входом в фасадной части, иногда двухэтажные (Индыш, Кльян-Кала, Гиляч). Их можно назвать склепами, так как они имеют вход в боковой части. 5. Полуподземные гробницы: тыльная часть под землей, вход – в фасадной части (Сенты, Киир-Кол, Сынла). 6. Подземные гробницы. Некоторые имеют полки. Бокового входа нет (Гиляч, Узун-Кол, Боготобагде, Куутум, у сел. Коста Хетагурова, у Усть-Джегуты, Карачаевска и др.). 7. Земляные катакомбы (Байтал-Чапкан, Рим-Гора, Хумара, Исправная, Каракент, Кумыш и в других местах). 8. Скальные захоронения, как правило овальные или прямоугольные в плане со сводчатым потолком, но есть и другие формы. Лазы – круглые, полукруглые, овальные, квадратные. Эти высеченные в скалах камеры можно назвать катакомбами, но следует учитывать, что они не имеют дромоса. Скальные катакомбы имеются в местностях Бескес, Ахмат-Кая, в могильнике Мощевая Балка, Крейда, Гнакызы, Шубшурук и в других местах. В последние десять лет исследовались скальные катакомбы в Нижнем Архызе (Мцешта), в урочище Кёкле, в Каменномостском, Важном, Учкекене, Джаге, на Рим-Горе и в других местах. В различных захоронениях V – VII вв. костяки, как правило, лежали вытянуто, на спине, головой на запад. Но есть и другая ориентировка. Изредка встречаются скорченные костяки. Отмечены также деформированные черепа и перекрещенные голени (Байтал-Чапкан, Гиляч, Тамгацик, у сел. Коста Хетагурова). Поселения – селища (Эльбурган, Тамгацик) и городища (Красновосточный, Адиюх, Учкулька и др.), сезонное городище – Узун-Кол. На городищах и селищах были каменные и турлучные постройки. Городища обнесены каменными стенами с башнями (Адиюх, Узун-Кол, Учкулька). В городище Узун-Кол имелся загон для скота. Второй подпер и од. В VIII – IX вв. захоронения также бескурганные: 1. Наземные склепы (Муху, Терезе, Хасаут). 2. Прямоугольные ямы, стенки которых были выложены камнями (Адиюх). 3. Наземные гробницы с входом в фасадной части (Сенты, Кривая, Индыш). 4. Полуподземные гробницы под скальным навесом (Мощевая Балка). 6. Каменные ящики (Хасаут). 7. Погребения в деревянных гробиках с трупосожжением (Гоначхир). 8. Земляные катакомбы (Исправная, Рим-Гора). 9. Скальные захоронения – катакомбы без дромосов, реже с дромосами (Хасаут, Инджур-Гата, Джага, Рим-Гора, Ахмат-Кая, Токмак-Кая, Учкекен, Гиляч и др.). В захоронениях VIII – IX вв. костяки лежали вытянуто, на спине, ориентировка различная, преимущественно западная. Поселения – селища (Бесленей, Эльбурган, Белая Круча у Исправной), городища с каменными стенами и башнями – Адиюх, Учкулька, Уруп и др.

Третий подпериод. В Х – первой половине XIII в. погребения были также бескурганные. На поверхности иногда встречались бугорки из камня, выкладки круглые из битого камня (Кубина), каменные плиты, столбы с изображениями и греческими надписями, кресты. В Адиюхе и Кубине найдены каменные плиты с прямоугольными отверстиями для вставки креста. На крестах тоже иногда были греческие надписи. На плитах заметны изображения людей, зверей, геометрические знаки, надписи. На одной из плит (Зеленчукская плита) была аланская надпись. Каменные плиты и кресты найдены главным образом у Шоаны, Хумары, Сторожевой, Преградной, Кардоникской, на Кяфаре и Бижгоне, в Старом жилище (Архыз).

Погребальные сооружения этого периода следующие:

1. Узкие ямы, стенки которых выложены камнями (Адиюх„ Дардон). 2. Каменные ящики (Нижний Архыз, Нижняя Ермоловка, Важный, Жако, Шубшурук (у Нового Карачая). Алибердуковский, Кубина). 3. Грунтовые ямы, покрытые каменными плитами (Каракент, Дардон). 4. Грунтовые могилы без камня (Рим-Гора). 5. Пещерные захоронения с мумифицированными трупами (Амгата). Пещерные захоронения с деревянными полками, каменными гробницами и мумифицированными трупами (Сенты). 6. Подземные склепы (Дардон, Нижний Архыз – левобережье). Есть склепы двухэтажные (Дардон). 7. Скальные захоронения – катакомбы без дромосов (Ахмат-Кая, Сары-Тюз, Индыш-Сынла, Учкекен; Кая-Баши, Хасаут, Крейда, Шубшурук, Кубрань, Гиляч, Рим-Гора и др.). 8. Наземные дольменообразные склепы (Гиляч, Кривая, Верхняя Теберда, Амгата). 9. Наземные гробницы с боковым четырехугольным входом в фасадной части. Их можно также назвать склепами, так как у них есть боковой вход. Иногда эти сооружения двухэтажные (Индыш, Киир-Кол, Гиляч, Кривая, Сторожевая, Уллу-Дорбунла. Нижний Архыз, Кардоникская, Шоана). 10. Полуподземные гробницы-склепы (Гиляч, Кардоникская, Нижний Архыз – гора Пароход, Киир-Кол и др.). 11. Подземные гробницы, иногда с нишами и полками, без бокового входа (Шоана, Нижний Архыз, Гиляч, Дардон). 12. Погребения под камнями (Гоначхир).

В захоронениях Х – первой половины XIII в. (скальных погребениях, естественных пещерах, искусственных пещерах – скальных катакомбах без дромоса) погребенные лежали на слое бересты, на угле, в деревянных гробах (Рим-Гора), в каменных гробницах (Сенты). Захоронения одиночные, парные и коллективные. Костяки вытянуты, на спине, часто головой на запад. Есть и другие ориентировки. При христианском обряде руки погребенного лежали скрещенными на груди или на животе. Есть чуть скорченные погребения на правом боку (Дардон). Иногда покойника клали на доску (Дардон). В каменных ящиках Нижнего Архыза найден толченый кирпич, реальгар, мел. У некоторых погребенных под головами были каменные плитки. Из других находок этого периода следует упомянуть эпиграфические памятники. О Зеленчукской надписи мы уже говорили. Кроме того, на каменных плитах и на скалах найдены тюркские рунические надписи (городища Нижне-Архызское, Хумаринское, Каракентское, Красновосточкое и др.). На Нижне-Архызоком городище найдены греческие и арабоязычные надписи. Статуи «христианских рыцарей» обнаружены у Бижгона, Нижнего Архыза, Сторожевой, Преградной и в других местах. Каменные бабы происходят из Исправной, Таллыка, Сторожевой. Поселения без оборонительных сооружений – селища этого времени известны у Абазакта, Киево-Жураковского, Ново-Кувинского, Инжиччукуна, Белой Кручи (Исправная) и в других местах. Поселения с оборонительными сооружениями – городища – зафиксированы и обследованы у Нижнего Архыза, у Верхнего Архыза, Хумары, Кубины, у Медового водопада (Указатель), на Рим-Горе и т.д. Городища обнесены рвами, валами, каменными стенами, имеют башни, караульные помещения (Рим-Гора), каменные постройки (некоторые двухэтажные) (Инджур-Гата, Нижний Архыз), остатки оград дворов и усадеб (Верхний Архыз, Джингирик, Усть-Теберда), улицы и площади (Нижний Архыз), базарную площадь (Гиляч), мастерские (Нижний Архыз, Рим-Гора), каменные лестницы (Гиляч), церкви и часовни (Нижний Архыз, Адиюх, Гиляч, Первомайское на Большой Лабе и др.), полуязыческие капища (Гиляч, Нижний Архыз), кладбища, тюрьмы (Рим-Гора, Адиюх). Как правило, городища имели цитадели (Адиюх, Учкулька, Хумара, Кызыл-Кала и др.). На Нижне-Архызском городище у Среднего Зеленчукского храма зафиксированы остатки стен и келий, – очевидно, руины монастыря. Возможно, на Хумаринском городище был водопровод (сохранилась керамическая труба). Большие городища представляли собой феодальные города, маленькие укрепленные пункты – феодальные замки (Токмак-Кая, Инджур-Гата, Аргы-Кала и некоторые другие). В позднем средневековье (вторая половина XIII – XVII вв.) в горных районах покойников хоронили в деревянных гробах или в деревянных колодах, над могилами были курганообразные возвышения из камней; овальные и прямоугольные в плане выкладки из камней на поверхности земли. Могильные ямы были целиком завалены булыжником. Костяки лежали вытянуто, на спине, головой на запад (Карт-Джурт). В предгорных районах умершие лежали в деревянных гробах, покрытых полуколодой, на спине, головой на запад. Над погребенньими были курганы из земли и булыжника (Жако, Бесленей, устье Карабежгонки, Кубина, Важный, Байтал-Чапкан и в других местах). В Сары-Тюзе найден медный гроб. Встречены также бескурганные захоронения, отмеченные на поверхности лежащими плашмя каменными плитами. Костяки помещались в ямах, стенки которых были обложены досками и укреплены булыжником. Покойники лежали вытянуто на спине, головой на запад, руки были скрещены на груди или на животе (Новокувинский могильник). Костяки со скрещенными на груди руками встречались и в левобережном Карт-Джуртском могильнике. У Усть-Джегуты обнаружен мавзолей XIV в. из кирпича. Поселения эпохи позднего средневековья известны только в горных районах. На одном из них (Джалон-Кол у Каменномостского) кроме срубных жилищ обнаружены каменные сооружения. К позднему средневековью относятся также архитектурные сооружения, такие, как крепость Карча-Кала, XIV в., Хурзукская башня XIII – XIV вв. и Кызыл-Калинская башня XVI – XVII вв. XVIII веком датируется башня Адиюх и сходная с ней башня в балке Клевцовой (у Новоисправненского). К этому же времени относится поселение Джамагат на Теберде с каменными фундаментами и часть захоронений левобережного Карт-Джуртского могильника (склепы и полусклепы). Возможно, что к XVIII в. следует отнести некоторые погребения Карт-Джуртского правобережного могильника. XIX век в общем не входит в рамки настоящей работы, так как памятники этого века археологическими уже не считаются. Однако мы отметили два архитектурных сооружения – Каменномостскую и Красногорскую башни, сооруженные в 1832 г. и составлявшие звенья Кубанской оборонительной линии, построенной российским правительством. Итак, памятники, находящиеся на территории Карачаево-Черкесии, отличаются большим разнообразием. Нет единства и в погребальном обряде, прослеживаемом в могильниках. Это свидетельствует не только о хронологических и идеологических различиях, но и об этнической пестроте населения Карачаево-Черкесии в различные эпохи. Эта территория издавна была заселена различными этническими группами.

* * *

Памятники каменного века по этническим группам не подразделяются. Трудно сказать что-либо и об этнической принадлежности курганных могильников III – II тысячелетий до н.э. Возможно лишь предположить, что памятники майкопской культуры могли быть оставлены как местными племенами, так и пришельцами из Передней и Малой Азии. Курганные могильники северокавказской культуры принадлежат, очевидно, местному населению. Во II тысячелетии до н.э. на территорию Карачаево-Черкесии просочились степняки-кочевники – с Маныча и из других мест. Они оставили подкурганные захоронения катакомбной (предкавказской) культуры (Усть-Джегута и другие пункты). К III – II тысячелетиям до н.э. относятся дольменовидные гробницы на р. Кяфар. Об их этнической принадлежности мы скажем ниже. Памятники конца бронзового века, открытые на территории Карачаево-Черкесии, принадлежат к кобанской культуре. Эти памятники оставлены древнейшими предками карачаевцев [Алексеева, 1971, с. 164 – 167]. Однако в Гиляче, Дауте (Дууте), Карачаевске, Худесе, Хурзуке найдены бронзовые изделия кобанского времени несколько иного облика, которые А. А. Иессен называл предметами прикубанского типа. Памятники прикубанского типа А. А. Иессен связывал с древнейшими предками меотов-адыгов [Иессен, 1951, с. 124]. Бронзы прикубанского типа продолжают существовать и в позднекобанский период: Они найдены на Агуре, в Верхней Теберде, на Индыше, в Кардоникской, Нижнем Архызе, Учкулане, Карт-Джурте. На территории Карачаево-Черкесии известно также много памятников кобанской культуры позднего периода (вторая половина VII – IV в. до н.э.). Кобанцам принадлежат погребения в каменных ящиках (Исправная, Тамгацик и другие), погребения овальные и прямоугольные в плане, стенки которых на поверхности были обложены камнями (Кызыл-Кала, Тамгацик и др.). Местными племенами, очевидно родственными меотам-адыгам, оставлены такие памятники, как Дружбинские городища, жизнь на которых началась с V – IV вв. до н.э. Меотским же, как полагает П. Н. Шульц, является святилище у Преградной, где найдена каменная женская статуя [Шульц, Навротский, 1973, с. 189 – 204]. Возможно, еще в древности на территорию Карачаево-Черкесии просачивались древнейшие предки абхазов и абазин – об этом ниже. На этой территории селились и скифы. Очевидно, им принадлежат курганы VI – V вв. до н.э. у хутора Дружба. Но скифы не оседали здесь надолго. Они через перевалы проходили в Закавказье. Возможно, часть скифов осталась в верховьях Кубани и Зеленчуков и растворилась в среде местного населения. В сарматское время в горах продолжали жить потомки кобанцев. Им, например, принадлежат такие памятники, как каменные гробницы у Учкулана. В предгорной части обитали местные племена, родственные местам. Им принадлежали Дружбинские городища, Дружбинский могильник, где найдены кувшины, стоявшие, в мисках, – черта меотского обряда захоронения. Очевидно, меотским является склеп Кобу-Баши, где найдены гальки, канфарообразный сосуд и другие предметы меотского инвентаря погребения. В сарматский период, на территорию Карачаево-Черкесии стали проникать сармато-аланы. Сарматскими являются впускные захоронения курганов у Бесленея, подбои у Хумаринского городища. С некоторой долей вероятности можно предположить, что сарматами оставлены захоронения у Хасаута II в. до н.э. – I в. н.э., со скрещенными голенями, погребения III–IV вв. Адиюхского могильника и некоторые могилы IV в. Тамгацикского могильника, где голени умерших были также перекрещены. Аланами оставлены подкурганные погребения в катакомбах у Терезе, Учкекена, Усть-Джегуты. Очевидно, аланской является скальная катакомба IV–  вв. н.э. у аула Новая Джегута. О скальных погребениях мы будем говорить несколько ниже. Здесь же коснемся вопроса об этнической принадлежности земляных катакомб сарматского времени. В науке принята точка зрения о том, что катакомбные погребения сарматского времени оставлены аланами. Но в последнее время некоторые археологи стали отрицать аланскую принадлежность катакомб. Так, например, М. П. Абрамова объясняет появление катакомб на Северном Кавказе не этническими, а социальными причинами [Абрамова, 1976, с. 5 – 6; 1978, с. 40 – 42; 1982, с: 49 – 51]. Точка зрения М. П. Абрамовой не была принята археологами [Березин, Савенко, 1977, с. 38, 40 – 42; Ждановский, 1979, с. 39, 40 – 43]. Да и сама М. П. Абрамова теперь считает, что катакомбные могильники оставлены смешанной группой населения, состоявшей из потомков автохтонных племен и оседавших здесь сарматов [Абрамова, 1985, с. 35 – 36]. Местному населению, включавшему автохтонные и ираноязычные элементы, принадлежал, по мнению М. П. Абрамовой, Подкумский могильник [Абрамова, 1987а, с.177 – 178]. Мы считаем, что подкурганные катакомбы первых веков новой эры оставлены именно аланами. Эти катакомбы появляются одновременно на всем Северном Кавказе в тот период, когда письменные источники начинают говорить о проникновении на Северный Кавказ алан. Никаких элементов, связывавших катакомбную форму погребального сооружения с местными погребальными сооружениями, мы не наблюдаем. Правда, на Северном Кавказе, в северо-западной и отчасти в центральной его части, имеются бескурганные катакомбы, в основном II – I вв. до н.э. Но они могли принадлежать не только местному населению, но и сарматам [Габуев, 1986, с.19]. Возможно также, среди этих сарматов были и протоаланские группировки. В одной из своих работ мы высказали предположение, что катакомбный обряд захоронения был принесен на Северный Кавказ из Средней Азии, где находилась страна Аланья [Алексеева, 1976, с. 146]. Эта точка зрения находит подтверждение в последних исследованиях [Габуев, 1986, с. 20]. Таким образом, если об этнической принадлежности бескурганных катакомб последних веков до новой эры еще можно спорить, то подкурганные катакомбы первых веков новой эры следует со всей убедительностью называть аланскими. Это заключение подтверждается новейшими работами, в том числе и полевыми – А. М. Ждановского, Б. М. Керефова, В. Н. Каминского и других археологов. Раннесредневековые катакомбы (Байтал-Чапкан, Хумара, Исправная и др.) также принадлежат аланам.

Относительно этнической принадлежности скальных захоронений единого мнения нет. Некоторые археологи – Т. М. Минаева, В. А. Кузнецов, В. Н. Каминский – считают скальные захоронения аланскими [Минаева, 1971, с. 174 и сл.; Кузнецов, 1974, с. 79; Каминский, 1984, с. 74 – 75]. X. X. Биджиев и И. М. Мизиев полагают, что скальные могилы оставлены тюрками, – возможно, болгарами [Биджиев, 1982, с.67-68; Мизиев, 1986, с.153-155]. Болгарскими скальные погребения считает и В.В.Ковалевская [Ковалевская, 1981, с.89]. Мы думаем, что здесь надо учитывать различие в форме скальных захоронений на территории Карачаево-Черкесии. Есть скальные захоронения, весьма сходные с земляными аланскими катакомбами. Они имеют небольшое входное отверстие – лаз, в плане они, как правило, овальные, свод их сделан в форме купола. Такие катакомбы известны, например, на Ток-мак-Кая. Эти скальные катакомбы можно, на наш взгляд, связывать с аланами. Скальные погребения других форм – например, ниши и гроты – могли принадлежать и не аланским этническим группам, например тюркам. Несомненно тюрками, – очевидно, болгарами, – оставлены такие памятники, как юрты, обнаруженные на городищах Хумара и Указатель [Биджиев, 1983, с. 38; Ковалевская, 1984, с. 148]. Глиняные котлы с внутренними ушками также считаются болгарскими [Кузнецов, 1964, с. 34 – 39]. Обломки таких котлов обнаружены на Рим-Горском городище, в балке Инал, на городищах Хумаринском, Первомайском (на Большой Лабе), Уллу-Дорбунла, у Исправной, Важного, на селище у Кызыл-Калы. Проживание булгар-болгар на территории Карачаево-Черкесии документировано эпиграфическими и топонимическими данными. Так, в разных местах Карачаево-Черкесии найдены тюркские рунические надписи, которые исследовавший их С. Я. Байчоров считает протобулгарскими [Байчоров, 1983, с.87-129]. В бассейне Верхней Кубани известны протобулгарские географические названия [Байчоров, 1978, с.103–131]. Когда болгары появились в этих местах? Мы высказали предположение, что это произошло на рубеже VII – VIII вв. [Алексеева, 1971, с.101]. Эта дата подтверждается и петроглифическим материалом, который может датироваться и VII–VIII вв. (см. далее). В.Б.Ковалевская также считает, что болгары пришли на территорию Карачаево-Черкесии в VIII в. [Ковалевская, 1984, с.149]. X.X.Биджиев пишет, что болгары пришли в верховья Кубани, Зеленчуков и на Теберду в IV–V вв. после гуннского погрома. Их памятником является, в частности, Джамагатский могильник [Биджиев, 1979а, с.40–41], Возможно, какая-то группа болгар проникла на территорию Карачаево-Черкесии и до рубежа VII – VIII вв. Болгары, как известно, являются одним из компонентов, может быть даже основным, в карачаево-балкарском этногенезе [Бабаев, 1960, с.38-62; Соттаев, 1960, с.81-95; Биджиев, 19796, с.106-110].

<<გაგრძელება (ნაწილი 3)