topmenu

 

Петр Услар - Начало Христiанства въ Закавказье и на Кавказе

<უკან დაბრუნება


Петр Услар

Начало Христiанства въ Закавказье и на Кавказе

Сборник сведений о кавказских горцах. Выпуск II. Тифлис, 14 мая, 1869 г.

Около эпохи Рождества Христова, между Сиріей и Закавказьемъ, не смотря на отдаленность, существовала тесная связь моральная и политическая. И въ наше время случается закавказскимъ христіанамъ ездить на богомолье въ Іерусалимъ, но таковыя отношенія къ Іерусалиму существуютъ для целаго христіанскаго міра. Мы говоримъ объ особыхъ нитяхъ, некогда связывавшихъ Сирію съ Закавказьемъ, нитяхъ, которыя теперь уже порваны; но исторія обязана воскресить о нихъ воспомининіе, чтобы сделать яснымъ многое, что безъ того кажется сомнительнымъ или невероятнымъ въ преданіяхъ о первоначальномъ распространеніи христіанства въ Закавказье и на Кавказе.

Известно, что нынешнему разселенію евреевъ по лицу всея земли предшествовало несколько насильственныхъ выселеній изъ пределовъ Палестины целаго народа, или большей части его, азіатскими завоевателями. Таковыя выселенія, или, говоря языкомъ св. Писанія, плененія происходили неоднократно. За 735 летъ до Р.X., царь ассирийскій Тиглатъ Пилесеръ, или, какъ называетъ его библія, Фелгаффелассаръ увелъ въ пленъ Рувима и Гада и подплемени Манассіика. Летъ пятнадцать спустя, царь Салманасаръ взялъ Самарію и увлекъ жятелей къ стороне Ассиріи, т. е. на востокъ отъ Палестины. За 600 летъ до Р. X. воспосдедовало Вавилонское плененіе царемъ Навуходоносоромъ. После завоеванія Вавилоно-Ассирііскаго царства, Киръ, въ 536-мъ году, дозволилъ еврейскимъ пленникамъ, разсеяннымъ по пределамъ необъятной Персидской монархіи, возвратиться въ страну отцовъ своихъ и возобновить разрушенный храмъ Соломоновъ. Вследствіе дозволенія царскаго, еще при жизни Кира, Зоровавель собралъ до 50000 евреевъ и привелъ ихъ на родину. Летъ 80 спустя (458 г. до Р.X.), въ царствованіе преемника Ксерксова, Артаксеркса Долгорукаго, Ездра привелъ съ собою въ Палестину второй великій караванъ возвратныхъ переселенцевъ. Библія не упоминаетъ о дальнейшихъ возвращеніяхъ евреевъ въ Палестину, и нетъ повода полагать, чтобы таковыя возвращенія повторялись, по крайней мере не повторялись они въ большихъ размерахъ.

Это позволяетъ думать, что часть еврейскаго народа вовсе не возвращалась изъ плененія, а возвратилась лишь та часть, которая и во время плененія поселена было недалеко отъ Палестины. Втеченіи двухъ или трехъ вековъ, уведенные въ пленъ евреи успели сродниться съ новымъ отечествомъ. Конечно, гоненія за веру отцовъ могли бы возбудить въ нихъ желаніе, во что бы то ни стало, возвратиться въ Палестину, но династія Ахеменидовъ (отъ Кира до Дарія Кодомана) одушевлена была полною веротерпимостію; притомъ, Палестина была тоже персидская провинція.

Дальнейшая судьба еврейскаго народа въ Палестине до возобновившагося разсеянія его по лицу всея земли известна изъ библіи, но библія исключительно занимается избраннымъ народомъ Божiимь, возстановившимъ храмъ Іерусалимский, народомъ неумолимо отвергавшимъ всякую чужеземную примесь. Такъ, съ презреніемъ отвергнуты были соплеменные и соседніе самаритяне, хотя веровавшіе въ Іегову, но смутившіе чистоту крови Авраамовой браками съ иноземками. При таковомъ направленіи, весьма понятно равнодушіе палестинскихъ евреевъ въ судьбе соотчичей, оставшихся на чужбине, и молчаніе, которое хранитъ о нихъ библія.

Въ 70-мъ году после Р. X. воспоследовало взятіе Іерусалима императоромъ Титомъ и возобновилось разсеяніе народа еврейскаго. Вместе съ темъ, началось постепенное измененіе прежнихъ понятій. Возникло мненіе, что съ Зоровавелемъ и Ездрой возвратилась въ Палестину небольшая и наименее достойная часть народа еврейскаго, что десять коленъ израилевыхъ остались на востоке, въ неведомыхъ странахъ, что Ездра неверно возстановилъ ветхій заветъ и что законъ Моисеевъ, въ безукоризненной чистоте, сохранялся между этими евреями, неведомо где живущими. Это мненіе о существованіи где-то десяти коленъ израильскихъ принято было и христіанами. Въ V-мъ веке по Р. X. писалъ уже о нихъ св. Іеронимъ. И христіане и евреи питали кЪ нимъ теплое сочувствіе, хотя и проистекавшее изъ разнородныхъ побужденій. Хрястіане видели въ нихъ представителей ветхо-заветнаго закона, надъ которыми не тяготеетъ вечнымъ проклятіемъ кровь Спасителя и которые радостно примутъ весть о пришедшемъ Мессія. Начиная отъ испанскаго раввина Беніамина Тудельскаго, отыскивавшаго по Азіи въ 1173 году заблудшія колена израильскія, и до англійскаго миссіонера Вольфа, путешествовавшаго съ тою же целію около 1830 года, много было писано объ этомъ предмете и много представлено выводовъ самыхъ невероятныхъ. Открыто было, что афганцы приписываютъ себе еврейское происхожденіе; десяти Еоленамъ пріискано потомство на Малабарскомъ берегу, въ Кашемире, въ Туркестане, въ Китае, даже въ северной Америке!

Все таковые выводы темъ менее заслуживаютъ доверія, что в теченіи вековъ пленные евреи могли совершенно утратить языкъ свой, какъ позже утратили его единоплеменники ихъ въ Европе; они могли даже оставить веру предковъ и сделаться христіанами или мусульманами, такъ какъ обе религіи не противоречатъ монотеизму. Исламизмъ выставляетъ себя также въ виде дополненія и завершенія библейской истины. Но, при таковыхъ коренныхъ измененіяхъ, весьма труднымъ сделалось подметить между туземцами потомковъ евреевъ, увлеченныхъ въ пленъ вековъ за 25 тому назадъ. Местныя преданія, относясь къ столь отдаленной эпохе, весьма сомнительны. Евреи имеютъ отличительныі типъ физіономіи, сохраняющійся черезъ длинный рядъ поколенiй, но собственно нельзя даже определить, въ чемъ заключаются характеристическія черты этого типа. Впечатленіе безсознательное не можетъ быть принимаемо за историческое доказательство, при отсутствіи другихъ. Между еврейскими общинами, разсеянными по востоку, иныя разсказываютъ, что оне непричастны смерти Іисуса Христа, такъ какъ предки ихъ въ то время не находились въ Іерусалиме. Быть можетъ, разсказы эти проистекаютъ изъ желанія умилостивить местныхъ христіанъ и мусульманъ, вообще, по невежеству своему, глубоко ненавидящихъ жидовъ. Во всякомъ случае, справедливость этихъ разсказовъ ничемъ не можетъ быть доказана. Гораздо замечательнее, что въ восточной Азіи встречаются две, резко отличныя одна отъ другой, расы евреевъ: это суть белые и черные евреи. Таковое различіе заставляетъ предполагать два разновременныя разселенія, и, по мненію Буханана, черные принадлежатъ къ древнейшему, случившемуся за много вековъ до Р. X.

Если смотреть на этоть вопросъ съ строго-критической точки зренія, то, конечно, прежде всего, должно обратить вниманіе на разборъ названій странъ, въ которыя, по свидетельству библіи, уведены были царями ассирійскими и вавилонскими пленные израильтяне. Таковыя географическія названія поименованы въ библіи не разъ (Паралипоменонъ, кя. перв. V, 23, 26, Царствъ, кн. четв. XVII, 6, Авдія, 20). Мы приведемъ здесь мненія изследователей библейской и вообще древней географіи, какъ то: Розенмюллера, Крюке, Реннеля, Евальда и другихъ, занимавшихся вопросомъ, куда уведены были пленные израильтяне.

Река Гозань естъ нынешній Кизиль - Озенъ, т. е. река Озенъ, впадающая въ южный берегъ Каспійскаго моря подле Решта. Развалины города Раги Мидійскія, где жилъ Товитовъ должникъ Гаваилъ, находятся недалеко отъ Тегераня. Гала (Алаи въ славянскомъ переводе библіи), страна Геловъ, нынешній Гилянъ, также на южномъ берегу Каспійскаго моря. Въ названіи Габоръ (Аворъ, Іоворъ) усматриваетея Иберія, хотя это сближеніе сомнительно. Еврейская форма названія самихъ евреевъ есть Еберь, весьма близко подходящая къ Иберъ, какъ въ древности называемы были грузины, хотя имъ самимъ названіе это неизвестно, разве только въ виде Имеръ. Арранъ есть древнее названіе Карабаха, нынешняго Шушинскаго уезда. Горы Гармонъ (Аермонски) суть горы Армянскія. Подъ этимъ или весьма близко подходяіцимъ къ нему именемъ, Арменія была известна на востоке въ самыя отдаленныя времена, какъ то доказывается разборомъ персеполисскихъ гвоздеобразныхъ надписей. Названіе страны Араратской въ библіи имело неопределенное и обширное значеніе страны возвышениой: upland, въ противоположность lowland, страны низменной, какова есть Месопотамія. Пределы мидскіе простирались до самой подошвы Кавказскихъ горъ, какъ то доказывается древнейшимъ сказаніемъ о Кавказе, сохранившимся для насъ въ отрывкахъ изъ Гекатея Милетскаго. Пророкъ Авдій пишетъ, что сыны израилевы разселены были до Сапарада (Сарепта, ошибочно въ славянскомъ переводе). Это названіе Сапарадъ, или, такъ - какъ евреи писали безъ гласныхъ, спрд, встречается въ гвоздеобразныхъ надписяхъ и, согласно толкованію Лассена, Вивьень де С.Мартеня и другихъ, означаетъ Сперъ, страну, лежащую по теченію Чороха. Названіе это сохранилось до нашего времени въ названіи турецкаго санджака Испиръ. Къ сему присовокупимъ сказаніе историка Абидена, переданшіе намъ Евсевіемъ, что царь Навуходоносоръ поселилъ пленниковъ подле правой стороны Понта Евксинскаго. Если смотреть на Понтъ Евскинскій съ юга, то правымъ берегомъ будетъ кавказскій.

Мы согласны въ томъ, что некоторыя толкованія могутъ подавать поводъ къ сомненіямъ, но темъ не менее думаемъ, что нельзя не вывести общаго заключенія, что значительная часть еврейскихъ пленниковъ была поселена въ Закавказъе, начиная оть юго-западиаго берега Каспійскаго моря до юго - восточнаго берега Чернаго.

Армянскіе и грузинскіе историки, какъ и все вообще, начинаютъ исторію свою съ сотворенія міра или съ разселенія сыновей Ноевыхъ. Ихъ сказанія объ отдаленныхъ временахъ чужды всякой критики и преисполнены грубыхъ анахронизмовъ; посему, они могутъ иметь важность только тогда, когда подтверждаютъ или поясняютъ сказанія библейскія и классичеекія, или историчеекіе выводы сравнительной филологіи. Нельзя не обратить вниманія на разсказы армянскихъ и грузинскихъ историковъ о присутствіи многочисленнаго еврейскаго народонаселенія въ Закавказье до временъ Р.X. Къ эпохе Навуходоносора относятъ они прибытіе въ Сперъ (Сапарадъ) знаменитаго еврейскаго пленника, прямаго потомка царя Давида, Шамбада, родоначальника фамиліи Багратіоновъ, которой суждено было играть первенствующую роль въ исторіи Закавказья. Разсказываютъ также, что Тигранъ II, современникъ Лукулла, неоднократно выводилъ изъ Палестины евреевъ большими толлами и селилъ ихъ въ Арменіи. Нельзя разрешить, въ какой степени справедливо таковое переселеніе Тиграномъ евреевъ въ Арменію незадолго до Р. X.; ограничимся выводомъ, что въ это время уже весьма значительное число евреевъ находилось въ Закавказье. Фавстъ Византійскій, писатель IV века по Р. X., разсказываетъ, что въ армянскомъ городе Зарехаване (Zaruana у Птоломея) считалось 5000 армянскихъ и 8000 еврейскихъ семействъ; въ городе Еруандашате 30000 еврейскихъ дымовъ, въ Нахчаване 16000 и т. д. Конечно, эти числа относятся къ ІV-му веку по Р. X., но таковая многочисленность евреевъ въ Арменіи свидетельствуетъ, что они поселилиеь тамъ издавна. Сомнітельно, чтобы они вышли изъ Іерусалима после раззоренія его Титомъ. Въ первые века по Р.X. Закавказье сделалось театромъ ожесточенныхъ религіозныхъ войнъ, и менее, чемъ какой-дибо другой край, могло оно представить убежшце евреямъ. Если и въ эту эпоху они переселялись туда, то разве только потому, что разчитывали на покровительство одноплеменниковъ, издавна уже тамъ поселившихся.

Древніі притокъ еврейскаго народонаселенія въ Заказказье и въ особенности въ Арменію, между прочимъ, доказывается множествомъ библейскихъ преданій, которыя привились къ этому краю. Такъ напр., мы знаемъ, что въ Закавказье существовали искони туземныя преданія о потопе, значительно отличествовавшія отъ библейскихъ, но, между темъ, местныя легенды окрестностей горы Масиса (Арарата) строго принаровлены къ библейскимъ сказаніямъ. Это принаровленіе воспоследовало еще до распространенія христіанства, что доказывается глубокою древнестію местныхъ названій, очевидно составленныхъ согласно библейскимъ преданіямъ о потопе, можно-бы подумать, что библія дошла до Арменіи вместе съ евангеліемъ, какъ то было почти для всехъ етранъ, обратившихся въ христіанство, но между темъ, какъ видно, библейскія преданія въ Арменіи предшествовали евангельскому ученію. Заметимъ, притомъ, что таковыя преданія не были общераспространены между армянами. Такъ, даже Моисей Хоренскій, подробно писавшій о потопе, ни слова не говоритъ о томъ, что ковчегъ остановился на горе Масисе, которая, само-собою разумеется, была ему весьма хорошо известна. Очевидно, что эти преданія занесены были евреями, поселившимися въ Арменіи еще до Р. X., и что первоначально были они въ ходу исключнтельно между ними. Часто случается, что переселенцы прививаютъ къ почве новаго отечества вынесенныя ими изъ прежняго преданія, особенно-же те, которыхъ географія мало известна. Такъ напр., разсказъ о многострадальномъ Іове, хотя и включенъ въ библію, но совершенно чуждъ библейской исторіи и библейской географіи. У армянъ есть поверіе, будто-бы Іовъ жилъ въ Арменіи, и это древнее поверіе, по видимому, также распространено было еврейскими поселенцами.

Присутствіе евреіскаго элемента на Кавказскомі перешейке ознаменовалось, между прочимъ, явленіемъ, которому не находимъ подобнаго въ целой исторіи. Правда, что оно случилось много вековъ уже после Р.X. Съ северной стороны прилегало къ Кавказу сильное царство Хазарское. Хазары, согласно всемъ изследованіямъ, были въ главной массе своей народъ финскаго происхожденія, следователъно, совершенно чуждый евреямъ, но, не смотря на то, царь хазарский и большая часть его подданныхъ приняли законъ іудеіскій. Это темъ более замечательно, что духъ прозелитизма во все времена былъ чуждъ евреямъ. Они считалн себя избраннымъ народомъ Божіимъ, не только, какъ верующіе въ истиннаго Бога, но и какъ сыны Авраамовы. Неверіемъ могли они утратить это высокое преимущество, но чужеземцы верою не пріобретали его. Обращеніе хазаровъ въ іудейство свидетельствуетъ о томъ, какъ некогда элементъ этотъ, даже пассивно, могучъ былъ въ странахъ, где теперь едва заметно его присутствіе.

Не въ виде доказательства, но въ виде второстепеннаго подтвержденія, мы припомнимъ впечатленіе, которое производятъ на каждаго путешественника физіономіи множества кавказскихъ туземцевъ. Едва-ли кто не отметилъ таковаго перваго впечатленія въ своихъ запискахъ. Оно ослабеваетъ или даже совершенно изглаживается вследствіе долговременнаго пребыванія на Кавказе, но о характере физіономіи должно судить не иначе, какъ по первому впечатленію, пока не уступитъ оно еще места разумному ознакомленію. Должна быть какая-либо причина этой примете, ни отъ кого не ускользающей. Мы знаемъ, на основаніи лингвистическихъ изследованій, что армяне и осетины принадлежатъ къ индо-европейскому племени, другія кавказскія піемена неизвестнаго происхожденія, - но нетъ на Кавказе народа симитскаго семейства, представителяни котораго въ Европе, - исторически, но не лингвистически, - служатъ евреи.

Въ настоящее время евреи живутъ небольшими общинами въ разныхъ местахъ Кавказскаго перешейка, даже въ самой глуби горъ; наибольшее число ихъ находится въ Имеретіи и въ Дагестане. Между дагестанскими евреями существуетъ преданіе, будто предки ихъ покинули Палестину еще до Р. X. Во всякомъ случае, настоящее число кавказскихъ евреевъ далеко не соответствуетъ тому, которое, по-видимому, обитало въ этихъ странахъ въ эпоху Рождества Христова. Таковое уменьшеніе нельзя объяснить ничемъ инымъ, какъ сліяніемъ еврейскаго народонаселенія съ туземнымъ. Теперь въ Дагеетане не только отдельнымъ ауламъ, но даже целымъ народамъ, преданіе приписываетъ еврейское происхожденіе, какъ напр. андійцамъ и табасаранцамъ. Лингвистическія изследованія опровергаютъ эти преданія. Мы готовы верить, что между нынешними андійцами и табасаранцами много есть евреевъ, утратившихъ веру и языкъ праотцевъ своихъ, но, во всякомъ случае, андійскій и табасаранекій языки суть самостоятельные въ семействе кавказскихъ языковъ и, конечно, созданы не евреями. Эти языки вовсе не то, что немецкій жаргонъ Саксенгаузена (предместья Франкфурта), усвоенный почти всеми евреями Средней и Восточной Европы. Изъ исторіи Моисея Хоренскаго видно, что Шапухъ (Сапоръ) II, царь персидскій, переселилъ значительное число евреевъ изъ Арменіи во-внутрь Персіи, но, вмеете съ темъ, Хоренскій разсказываетъ, что евреи, жившіе въ Артаплате и Вахаршапате (т. е.въ нынешней Эриванской губерніи), приняли еще прежде христіанскую веру. Отказавшись отъ веры отцовъ своихъ, евреи утрачиваютъ національность, о которой лишь свидетельствуетъ типъ физіономіи впродолженіи длиннаго ряда поколеній; языкъ свой обыкновенно забываютъ они очень скоро. Въ настоящее время не только на Кавказе, но даже и на целомъ земномъ шаре, нетъ более евреевъ, которыхъ-бы обыденный языкъ былъ еврейскій. Сколько мы можемъ судить изъ разсказовъ армянскихъ и грузинскихъ историковъ, кавказскіе евреи не подвергалиеь гоненіямъ за веру. Цари династіи Аршакидовъ старались склонить къ поклоненію идоламъ фамилію Багратидовъ, которая занимала первенствующее место въ армянской феодальной аристократіи. За упорство, некоторые члены фамиліи этой подверглітсь гоненіямъ и даже истязаніямъ. Багратиды вступили съ царями въ сделку: они согласились вкушать, вместе съ другими нахорарами (владетельными князьями), свиное мясо жертвъ при торжественныхъ случаяхъ. но сами не приносили жертвъ и не преклонялись передъ идолами. Отсюда видно, что гоневія которымъ иногда подвергалаеь фамилія Багратидовъ, навлекаемы были на нее высокимъ общественнымъ положеніемъ ея, и можно заключить, что остальной массе еврейскаго народонаселевія была предоставлена свобода вероисповеданія. которое сохранилось во всей чистоте до самаго времени Рождества Христова. Посему, не подлежитъ сомненію, что кавказскіе евреи поддерживали тесныя сношенія съ Палестиной, такъ-какъ Іерусалимъ и въ особенности храмъ Соломоновъ не могли утратить для нихъ своей святости. Непрерывности этихъ сношеній особенно способствовало тогдашнее политическое положеніе Западной Азіи.

Александръ Македонскій, во время похода своего въ Персію, не коснулся ни Арменіи, ни сопредельныхъ странъ, прилегающихъ къ юго-восточному углу Чернаго моря. Арменія покорилась македонскому завоевателю, какъ часть покоренной имъ Персидской монархіи; соседнія съ нею страны остались независимыми. После смерти Александра, полководцы его, прежде всего, обратили оружіе въ эту сторону и действовали успешно. Позже возникла великая Сирійская монархія, и въ эпоху полнаго могущества ея, вліяніе Селевкидовъ распространилось даже на северную сторону Кавказа. Но, вследъ за темъ, начался періодъ распаденія сирійской централизаціи, возбудившій во всехъ частяхъ кипучую политическую деятельность: рядъ войнъ, оборонительныхъ союзовъ, фамильныхъ договоровъ. Народы, жившіе отъ береговъ Каспійскаго моря до береговъ Средиземнаго, другъ другу чуждые и неизвестные, въ наше время вновь раззнакомившіеея, вошли въ теснейшее соприкосновеніе. Римляне поддерживали духъ сопротивленія сирійскому владычеству, но сь ослабленіемъ последняго сами они явились опаснейшими врагами независимости азіатскихъ народовъ. Тогда средоточіе сопротивленія отодвинулосьдалее къ востоку, основавъ свою опору на Кавказскомъ перешейке. Митридатъ Понтійскій, Тигранъ Армянскій, Аршакъ Парфянскій, водили полчища свои въ Сирію, Анатолію, даже на материкъ Греціи. Это была эпоха весьма тревожная, но известно, что таковыя эпохи особенно способствуютъ сближению народовъ, не дозволяя имъ заглохнуть въ неподвижныхъ, отдельныхъ, безплодныхъ для общечеловеческаго развитія, національностяхъ. Нельзя сомневаться въ томъ, что тогдашнее политическое броженіе Западной Азiи не дозволяло и кавказскимъ евреямъ забыть о своихъ палестинскихъ соплеменникахъ, что все происходившее въ Іерусалиме находило отголосокъ и сочувствіе вь Вахаршапате, Арташате, Бахчаване, Мцхете.

На сцене древней всемірной исторіи евреи постоянно оставались почти незамеченными. Геродотъ, писавшій о множестве народовъ, ни слова не говоритъ о іудеяхъ, не смотря на то, что говорить о Палестине и лично посетилъ страну эту. После походовъ Александра Македонскаго и впродолженіи римскихъ войнъ въ Азіи, классики узнали о существованіи іудеевъ, но постоянно говорятъ о нихъ вскользь, как. о народе незначительномъ. О іудеяхъ упоминаютъ Манетонъ, Іустинъ, Діодоръ Сицилійскій, Гекатей Абдеритскій и другіе. Александръ Полигисторъ напиалъ въ последнемъ веке до Р. X. исторію іудеевъ, которая дошла до насъ въ отрывкахъ. Думали, что еврей суть египетское племя, йзгнанное изъ Египта, какъ зараженное проказою; вследствіе этой болезни евреи чуждаются сообщества съ другими народами и питаютъ глубокую ненависть ко всему роду человеческому. Гоненія, воздвигнутыя на нихъ Антіохомъ Епифаномъ, казались вполне сообразными съ справедливостію. Антіоху VII советовали истребить евреевъ до последняго человека или, по крайней мере, принудить яхъ изменить обычаи свои. Если поставить себя на точку зренія язычниковъ, то, конечно, таковыя чуветва ненависти и отвращенія къ евреямъ понятны. Въ целомъ древнемъ міре господствовала величайшая веротерпимость; чуждыхъ боговъ народы включали вь сонмъ собственныхъ; религіозныхъ войнъ, гоненій, мы нигде не встречаемъ, кроме какъ разве въ Индіи, но Индія составляла отдельный міръ. Напротивъ, библія дышетъ чувствомъ ненависти ко всемъ неевреямъ, чувствомъ омерзенія ко всемъ богослуженіямъ, кроме служенія Іегове. Припомнимъ себе истребленія целыхъ народовъ, совершенныя евреями во время завоеванія Палестины, и мы поімемъ неумолимую ненависть, которую питали къ нимъ соседи,— ненависть, которой сочувствовали греки и римляне. Язычники знали, что законодателемъ еврейскимъ былъ некто Моисей, котораго считали за беглаго жреца египетскаго. Объ ожиданіи Мессіи не было имъ ничего известно.

Жизнь Спасителя, ученіе его, чудеса, смерть, воскресеніе, прошли незамеченно для греческо-римскаго міра. Подложность донесеній объ Іисусе преторовъ Лентула и Пилата не подлежитъ сомненію. Въ высшей степени сомнительно и предложеніе Тиверія сенату включить Іисуса въ число боговъ. Не ранее, какъ въ 45 году по Р. X., христіанское ученіе достигло Рима; при Нероне христіане подверглись уже жесточайшему гоненію. Это было явленіе безпримерное въ древнемъ міре; но язычники видели въ христіанстве одну лишь іудейскую секту. Ненависть, которую питали они къ евреямъ, обрушилась на христіанъ. Какъ бы ни велика была свобода вероисповеданія, но встречаются секты, которыя не могутъ быть терпимы ни въ одномъ благоустроенномъ обществе, какъ напр. туги въ Остъ - Индіи, или мормоны въ Северной Америке, иля напр. известная у насъ секта, которая въ недавнее время произвела столько шуму. Съ такой точки зренія и римское правительство смотрело на христіанъ. Въ Риме случились пожары, и подозренія въ поджогахъ пали на христіанъ; христіанъ обвиняли въ похишеніи детей, которыхъ кровь будто - бы пили они и мясо ели на празднике Пасхи; христіанскія всенощныя бденія сопровождались, по мненію язычниковъ, явленіями, отъ которыхъ краснелъ даже Римъ, современный Мессалине... Христіанство на западе. хотя и распространялось съ чрезвычайною быстротою, но долгое время принимаемо было за тайное общество, весьма опасное для политическаго и моральнаго порядка. Христіанъ преследовали даже императоры, отличавшіеся милосердіемъ и справедливостію; преследованіе казалось имъ тяжкою, но необходимою обязанностію.

Въ Закавказье, где издавна уже поселились въ весьма большомъ числе евреи, первоначальное распространеніе христіанства имело другой характеръ.

Ожиданiе Мессіи всегда составляло и теперь еще составляетъ краеугольный доматъ веры іудейской. Евреи не могли тотчасъ-же не уразуметь настоящаго значенія христіанства. О томъ, что произошло въ Іерусалиме, не заботились ни Римъ, ни Афины, но нетъ сомненія, что все это возбудило неизобразимое волненіе между кавказскими евреями, которые, какъ мы сказали, въ ту эпоху были въ тесной связи съ Палестиной. Въ самой Палестине народъ тысячами следовалъ за Спасителемъ и съ жадностію внималъ проповеди Его. Возстали на Іисуса одни лишь книжники, Фарисеи и Садукеи. Это были плевела, незадолго до того возросшія на почве палестинской, вследствіе соприкосновенія закона Моисеева съ эллинской философіей и противодействія таковой философіи. Но отъ этихъ плевеловъ охранены были евреи, жившіе на чужбине; мудрствованія софистовъ не смущали радости ихъ о пришедшемъ Мессіи.

Конечно, мы въ праве не верить разсказу грузинскихъ летописцевъ о томъ, какъ взволнованы были мцхетскіе евреи известіемъ о посещеніи Вифлеема царями-волхвами. Грузинскій летописецъ разсказываетъ и то, какъ некогда дошла до Грузіи свежая весть о переходе израильтянъ черезъ Черное море. Но нетъ повода сомневаться, что еще при жизни Спасителя, весть объ ученіи и чудесахъ Его достигла Мцхета, что тогда-же многіе уверовали, другіе отправились въ Іерусалимъ, чтобы лично удостовериться въ слышанномъ. Мы знаемъ, что въ 66-мъ году до Р. X., следовательно незадолго до разсеянія народа израильскаго, въ Іеруеалимъ на праздникъ опресноковъ собралось более 2,500,000 людей обоего пола. Быть можетъ, число это и преувеличено, но, по всей вероятности. весьма большое число богомольцевъ собиралось въ Іерусалимъ ежегодно и при жизни Спасителя. Можно ли думать, чтобы въ числе ихъ не было несколько пришельцевъ съ Кавказа? Суду исторіи, конечно, не подлежатъ разсказы грузинскихъ летописцевъ о чудесахъ и таинственныхъ виденіяхъ, ознаненовавшихъ появленіе христіанства въ Мцхете; для насъ достаточно заключенія, что весть о Христовомъ ученіи достигла Грузіи въ самые годъ распятія Іисуса Христа и принесена была туда очевидцами. Преданіе о священномъ хитоне пріобретаетъ такимъ- образомъ историческую достоверность.

Весьма вероятно, что темъ - же путемъ. т. е. посредствомъ еврейскаго народонаселенія, христіанство появилось впервые и въ Арменіи. Едва-ли, впрочемъ, возможно придать историческую достоверность преданію объ эдесскомъ царе Авгаре, первомъ будто-бы изъ венценосцевъ принявшемъ христіанскую веру.

Посреди множества небольшихъ владеній, возникшихъ на развалинахъ монархіи Селевкидовъ, образовалось и царство Эдесское, управлявшееся династіей Авгаровъ или Абгаровъ. Существованіе этой династіи несомненнымъ образомъ доказывается дошедшими до насъ монетами, но происхожденіе ея весьма загадочно. Армяне почитаютъ ее отраслію армянскихъ Аршакидовъ. Въ церковной исторiи говорится о царе Авгаре Черномъ, современнике Іисуса Христа, бывшемъ съ Нимъ въ переписке, получившемъ отъ Него нерукотворенное изображеніе лица Его и котораго впоследствіи крестилъ Фаддей, одинъ изъ младшихъ апостоловъ. Уже одно то обстоятельство, что мы не встречаемъ никакихъ следовъ этого преданія ранее IV века по Р. X., заставляетъ сильно сомневаться въ его справедливости. Евсевій, у котораго впервые находимъ мы разсказъ о переписке Авгара съ Спасителемъ, ни слова не говорить о нерукотворенномъ образе. Это умолчаніе почитаютъ умыш леннымъ, такъ-какъ Евсевій принадлежалъ къ секте иконоборцевъ; во всякомъ случае, оно бросаеть тень или на добросовестность историка или на достоверность преданія. Дальнейшая исторія династіи Авгаровъ весьма мало известна, но замечательно, что на монетахъ Авгаръ-Баръ-Ману, царствовавшаго между 160 и 170 гг., кресть заменяетъ прежніе знаки баалова служенія. Быть можеть, этотъ Авгаръ принялъ христіанскую веру.

Согласно церковнымъ преданіямъ, апоcтолы Андрей и Cимонъ Хананеіcкій проповедывали cлово Божіе на кавказскомъ берегу Чернаго моря; Варфоломей и Фаддей—въ Арменін. Эти преданія не подлежатъ историческому разбору, потому что, конечно, столь-же невозможно доказать, что апостолъ Андрей посетиль Абхазію, какъ и то, что онъ посетилъ Кіевъ. Мы можемъ остановиться лишь на томъ убежденіи, что уже въ первомъ веке христіанской эры много христіанъ находилось въ Грузіи и Арменіи, преимущественно-же между тамошними евреями. Въ 100